Для авторизации на текущем портале в Вашем профиле ЕСИА должно быть заполнено поле "Электронная почта"

Вход
Региональный интерактивный энциклопедический портал «Башкортостан»
Академия наук Республики Башкортостан ГАУН РБ Башкирская энциклопедия

Поляки

Просмотров: 414

ПОЛЯКИ (самоназвание поляци), народ, основное по численности на­селение Республики Польша. По данным переписей нас., числ. П. в 1989 в СССР составила 1126334 чел., в РСФСР — 94594; в 2002 в РФ — 73001, в 2010 — 47125 человек. В БАССР в 1989 числ. П. составила 757 чел.; в РБ в 2002 — 660, в 2010 — 504 человека. В Башкортостане наиболее компактно проживают (по данным на 2010; чел.) в гг.Уфа (193), Стерлитамак (38), Салават (33), Октябрьский (22), Нефтекамск (21), Белорецк и Белорецком р‑не (20), Белебей и Белебеевском р‑не (18), Уфим. р‑не (21).

Историческая справка. Этнически восходят к зап.‑славянским племенам полян, слензан, вислян, мазовшан, поморян. В кон. 1‑го тыс. шёл процесс расселения племён на совр. этнической территории. В 9 14 вв. в ходе этнических процессов происходит консолидация польских племенных групп в народность, складываются предпосылки для становления единого языка. В 10—11 вв. возникают первые гос. образования: княжество вислян в Малой Польше, полян — в Великой Польше; князья Мешко I и Болеслав I объединяют польские земли в единое гос‑во (с 1025 — Польское королевство). В период феодальной раздробленности (11—13 вв.) отд. польские земли политически обособились, но культ. и экон. связи между ними не прерывались. В ходе сопротивления агрессии монг., нем. и др. войск укрепилась тенденция к объединению польских земель, усилились связи между их населением. В 1569 в результате объединения с Великим княжеством Литовским в многонац. гос‑во Речь Посполитую продолжился процесс интеграции польской нации. В это же время происходила германизация захваченных немцами зап. и сев. земель (Ниж. Силезия, Поморье, Мазовия), особенно усилившаяся в 18—19 вв. В кон. 18 в. этот процесс осложнился разделами Речи Посполитой (1772, 1793 и 1795) между Россией, Австрией, Пруссией и утратой государственности. Тем не менее П. сохраняли этническое самосознание, родной язык и обычаи. Показателем роста нац. самосознания были восстания 1794, 1830—31, 1846, 1848, 1863—64. Полит. раз­общённость народа способствовала сохранению нескольких групп П., различавшихся диалектами и нек‑рыми этногр. особенностями: на западе — великополяне, ленчицане и се­радзяне; на юге — малополяне; в Си­лезии — слензане (слензаки, силезцы); на северо‑востоке — мазуры и вармяки; на побережье Балтийского моря — поморяне. В группу малополян входили гурали (нас. горных районов), краковяне и сандомирцы. Среди силезцев различались ляхи, силезские гурали и др. К великополянам относились куявяне, к мазурам — курпи. В Поморье выделялись кашубы, сохранявшие специфику языка и культуры (иногда их считают особой народностью). С кон. 19 в. различия между этими группами стали стираться. В Рос. империи польские земли находились в составе Царства Польского (в нач. 20 в. состояло из 9 губерний). После Первой мировой войны (1914—18) образовалась Польская респ., в к‑рую вошли многие зап.‑польские земли. Воссоединение польских земель в Польскую Нар. Респ. (с 1989 — Респ. Польша) наступило после Второй мировой войны (1939—45). Произошли значительные миграции в зап. районах Великой Польши, в части Силезии, Поморья и Мазурии, откуда выехали немцы, среди местных П. поселились П. из др. частей Польши, СССР, Югославии, Румынии, западноевропейских стран. Польша стала страной с почти однородным нац. составом населения.

Польша (Респ. Польша) — гос‑во в Центральной Европе. Пл. — 312,7 тыс. км2. Столица — г.Варшава. Глава государства — Президент. Нас. — 38,3 млн. чел. (2009), 96%  поляки. Официальный язык — польский.

История переселения на территорию Башкортостана. В Башкортостане польская диаспора начала формироваться в 17 в. В 1647 в посаде Уфим. крепости насчитывалось 26 польских дворов (69 чел.). После взятия рус. войсками гг. Смоленск (1654) и Полоцк (1655) в ходе рус.-польской войны (1654—67) часть военнопленных полоцких и смоленских шляхтичей приняла рус. подданство и была отправлена на службу в Уфим. уезд и крепости Закамской черты. Основным назначением полоцкой и смоленской шляхты стала воинская служба и охрана крепостей; участвовали в Крымских и Азовских походах, подавлении баш. восстания (1682—84), несли охрану рос. границы, торговых караванов. Первоначально за службу получали денежное жалование, в кон. 60‑х — нач. 70‑х гг. 17 в. наделялись земельными дачами. Позднее их потомки расселились по всему краю, нек‑рые были внесены в дворянские родословные книги Уфим. и Оренб. губерний.

В кон. 18 в. на Юж. Урал для служ­бы в армии было выслано 382 П., на поселение — 546 участников Барской и др. конфедераций. Нек‑рые из них остались жить в Оренб. губернии. Наибольший приток П. при­шёл на 19 в.: военнопленные, воевавшие в 1812 на стороне Франции; сосланные участники польского нац.-освободительного движения 1830— 60‑х гг.; добровольные переселенцы — представители интеллигенции, инженерно‑технических и хоз. кад­ров. В кон. 19 — нач. 20 вв. в Уфим. губ. переселились немногочисленные польские крестьяне, образовавшие несколько польских поселений, в т.ч. хутора Польский и Вольдзиковский (ныне с.Октябрьский Уфим. р‑на). По данным всеобщей переписи нас. 1897, числ. П. в Уфим. губ. составила 956 чел. (в Белебеевском уезде — 117, Златоустовском — 112, Уфим. — 606), в Оренб. губ. — 1696 (в Верхнеуральском уезде — 105, Оренб. — 826, Троицком — 110, Челябинском — 593). С началом Первой мировой войны (1914—18) на терр. Уфим. губ. увеличилось количество беженцев и военноплен­ных поляков.

Большая часть польского нас., проживая в иноязычном окружении в городах и сёлах Башкортостана, практически не образовывала замк­ну­тых групп, а ассимилировала с местными жителями. В Уфе польская диаспора в меньшей степени подвергалась ассимиляции вследствие религиозной замкнутости. Здесь с 1890 действовали римско‑католический костёл (в сер. 1970‑х гг. сне­сён), детский дом, школа для польских детей, бесплатные курсы польского языка, истории и лит‑ры. В 1918 открыто уч‑ще для П., создан Польский верховный военно‑полит. совет, занимавшийся набором добровольцев в польские войска и репрезентацией общественного мнения.

Польские ссыльные оказали определённое влияние на культ. и общественное развитие края. Среди них были воспитатели, педагоги, врачи и др. П. знакомили уфимцев с театральным искусством, музыкой и танцами Центральной Европы, заложили основы домашнего музицирования. В 1772 впервые в Уфе в доме воеводы Н.Можарова была осуществлена театральная постановка пьесы “Пан Бронислав" на польском языке.

В 1918 после обретения Польской респ. независимости часть П. из Башкортостана вернулась на родину. По данным переписи нас. 1926, на терр. БАССР проживало 1655 П. (в Уфим. кантоне — 950, Белебеевском — 245, Аргаяшском — 174).

Следующий этап переселения связан с депортацией в 1940 польского нас. с терр. Зап. Украины и Зап. Белоруссии на Юж. Урал, в Казах­стан и др. После 1946 большинство из них вернулось на родину.

Язык. Польский язык относится к зап.‑славянской группе индоевропейской семьи языков. Распространён также в Украине, Белоруссии, Литве, Казахстане, Франции и др. В РФ польским языком владеет 67446 чел., в т.ч. в РБ — 681 (2010). В польском языке выделяют великопольский, малопольский, си­лезский, мазовецкий и кашубский диалекты. Письменность функционирует на основе латиницы. Польский алфавит состоит из 32 букв.

В Башкортостане П. говорили на основных, а также на вост. периферийных белорус. и литовском диалектах польского языка. Большин­ство владело рус., часть — белорус., украинским языками.

Конфессиональная принадлежность. Основная часть верующих ис­поведует католичество, др. — православие, протестантизм (см. Религия).

Первыми католиками на терр. Башкортостана были шляхтичи (пред­ставители польского привилегирован­ного сословия), взятые в плен в ходе рус.‑польской войны (1654—67), принявшие рус. подданство и на­правленные на службу в Уфим. уезд и крепости Закамской укреплённой черты (позднее — Закам­ской линии). Католические мессы в 18 в. проводили ссыльные польские священники в частных домах. В Отд. Оренб. корпусе, где служили ссыльные П., была походная церковь, в 1844—47 построен каменный костёл. В Уфе в сер. 19 в. проживало ок. 150 католиков. Богослужения проводились в здании Уфим. муж. гимназии; в 1863 в частном доме открыта каплица в честь Непорочного зачатия Пресвятой Девы; в 1889—90 построен костёл в честь Воздвижения Креста Господня. В 1938 католические общины были запрещены. С 1992 в Уфе возобновил деятельность приход Воздвижения Святого Креста [священники: И.Гунчага, Л.Моравски (с 2002)].

В Башкортостане среди П. наряду с католиками имеются также представители лютеранской общины, в Уфе богослужения проходят в Лютеранской кирхе (построена в 1910, ныне ул.Белякова, 2).

Антропологическая характеристика. По антропологическому типу основная часть П. относится к центральноевропейской, др. — к бело­морско‑балтийской расам, входящим в большую европеоидную расу. Для представителей центральноевропей­ской расы характерны рост выше ср., короткоголовость, смешанная пигментация радужной оболочки глаз и волос; беломорско‑балтийской расы — ср. рост, ср. размеры головы, небольшое набухание верх. век, светлая пигментация радужной оболочки глаз и волос, ср. рост бороды, вогнутая спинка носа.

Традиционное хозяйство. Основными направлениями традиц. хозяй­ства П. были земледелие, скотоводство, занимались также рыболовством, огородничеством, вспомогательную роль играли пчеловодство, собирательство, охота. Распространённой системой земледелия у П. было многополье, реже — четырёхполье. Возделывали в основном рожь, овёс, пшеницу, полбу, просо, гречиху, горох; из технических культур — лён, коноплю. В качестве земледельческих орудий труда ис­поль­зовали сохи, косули, жел. плу­ги с одним или несколькими лемехами, бороны, веялки, жнейки, мо­лотилки. Обмолачивали зерно дер. цепами (одновр. могло работать до 7 чел.). Солому сбивали при помощи штырей и переносили в стог. В хозяйствах П. разводили лошадей, крупный и мелкий рогатый скот, овец, свиней. Для перевозки грузов использовали лошадей, быков. Основными видами транспорта были телеги (летом), сани (зимой). Первоначально польские семьи обходились своим личным трудом, однако с расширением хозяйства, прибавлением на подворье скота, увеличением площади обрабатываемой земли и посевов стали нанимать батраков — сезонных сельскохоз. работников.

Выращивали картофель, капусту, огурцы, свёклу, тыкву, дыни, арбузы, морковь, лук, табак. Собирали рябину, калину, черёмуху, смородину, землянику, полевую клубнику, щавель, грибы (грузди, сыроеж­ки, рыжики, опята и др.), к‑рые заготавливали впрок, сушили, мололи и т.д. Картофель, свёклу, морковь на зиму хранили в подполе и яме, лук вывешивали в сенях; капусту, морковь, огурцы солили в дер. кадушках.

П. занимались различными ремёс­лами: изготовлением на заказ сапог, туфель, дер. мебели (сундуки, лавки, кровати, столы и стулья, полки), орудий труда, средств передвижения (колёса, дуги) и утвари (ткацкие станки, прялки, мялки для конопли и др.); плетением корзин, обуви (лаптей) и др.; обработкой кожи и меха и др. Традиц. домашним занятием у женщин было ткачество: из конопляных или льняных нитей ткали холсты, дерюги. Для этого коноплю (посконь) замачивали в воде на несколько дней, затем сушили в банях и мяли в мялках (мялицах) до получения кудели, к‑рую толкли в ступе (до тех пор, пока не становилась мягкой, как лён), расчёсывали гребёнкой с мел­кими зубьями, после чего пряли на прялке, ткали на самодельных ткац­ких станках (кроснах). Полученное полотно отмачивали в зольном щёлоке и расстилали на снегу для отбеливания. Из готовой ткани шили полотенца, одежду и др.

Традиционные поселения и жилища. Традиц. типом сел. поселений П. являлись деревни, к‑рые располагались вдоль водоёмов (рек, озёр). Наиболее характерной планировкой было уличное расположение домов вдоль дороги, по др. сторону к‑рой сооружались амбары. Деревня была обнесена изгородью из жердей. Общая площадь польской усадьбы в среднем составляла 1—2 га и делилась на несколько зон. В передней части двора располагались жилые и хоз. постройки (клети, амбары), огород, погреб, колодец с журавлём, в задней — помещения для содержания скота. За пределы двора выносились овины, гумно и бани. В огородах рыли ямы для хранения картофеля.

Основным строительным материалом было дерево (осина, берёза, сос­на и др.). Крышу крыли досками, дранкой, соломой, позднее — же­ле­зом. Наиболее распространённым способом соединения брёвен в срубы была рубка “в угол". Между брёвнами в срубе прокладывали паклю или мох. Строили дома пятистенки (с пристроем и сенями), с 3‑ или 4‑скатной крышей. Иногда пристраивали вторую избу. Основанием дома служил фундамент из дубовых брёвен или каменных плит. Фронтон 3‑скатной крыши был обшит досками и обращён на улицу. 4‑скатная крыша называлась “шатром". Фронтоны и карнизы домов были резные, их украшали фигурными отверстиями в форме крес­та, сердца, звезды; иногда доски фронтона укладывали в узор (чаще — геометрический), набивали на них различные фигуры из колышков. На чердаке дома хранили зерно, семечки подсолнухов и др. Типичным для польского жилища было расположение дверей в одной из его длинных сторон. Часть окон находилась в узкой фасадной стене, др. — в длинной стороне дома. Оконная рама состояла из 6 звеньев, верх. её часть была полукруглой. Наличники украшались резьбой, геометрическим орнаментом. На окнах домов зажиточных крестьян были ставни. Жилая изба называлась хатой. Интерьер традиц. польского дома включал кирпичную рус. печь, к‑рая располагалась в углу у двери, устьем была обращена к окну. Вдоль стен находились лавки с горшками цветов (розы, огоньки и др.). На стенах висели образа, иконы. В “красном углу" была полка (палица, паличка) для хранения документов, ценных бумаг, денег, посуды. Стояли дер. самодельные кровати со сложенными на них постельными принадлежностями (перины, простыни из домотканой холщовой ткани, одеяла из овечьей шерсти чёрного и белого цветов с конопляной основой, подушки). К потолку подвешивали люльки для младенцев. Повседневные трапезы проходили в кухне‑столовой. В каждом доме был подпол, в к‑ром зимой хранили овощи. Стены, окна, кровати и др. декорировали полотенцами, ткаными из белых конопляных нитей с орнаментом из цветных льняных. Концы полотенца украшались двумя поперечными полосками из крашеных нитей, вышивка не практиковалась.

Традиционная одежда. Для изготовления традиц. одежды использовали домотканый холст, фабричные сукно, хлопчатобумажные ткани (сатин, ситец, бязь) и др. Рубахи шили из белого полотна, штаны, юбки и верх. одежду — из более плотной ткани с добавлением овечьей шерсти. Нитки окрашивали покупными красками (в основном красного, синего, зелёного цветов) или корой ольхи (красно‑коричневый цвет). Основой традиц. муж. и жен. костюма были нательные холщовые рубахи (кошули). У мужчин бытовали рубахи разных цветов (в основном тёмных), застёгивающиеся сбоку на пуговицы, со стоячим воротником и прямыми рукавами без манжет; надевали поверх штанов и подвязывали узким поясом. Штаны шили из шерстяных или холщовых тканей тёмного цвета. Поверх рубахи в прохладную погоду надевали пиджак с отложным воротником и накладными карманами. Одежду шили на машинках местные портные. Повседневной обувью были лапти, в праздники носили кожаные сапоги. Осенью и весной надевали шерстяную широкую накидку с большим воротником (чапан), на голову — фуражки. Зимней муж. одеждой служили полушубки, тулупы из овечьего меха, головными уборами — тёплые шапки, обувью — валенки.

Женщины носили рубахи из белого холста, поверх надевали цветные клетчатые кофты на пуговицах с маленьким отложным воротником под горло, с длинными рукавами без манжет. Юбки (сподница) шили широкие, присборивая к узкому поясу или делая складки. Изготавливали из цветной (реже — однотонной) или разноцветной клет­ча­той шерстяной ткани, подол иног­да отделывали нашивками из цветной материи. Поверх юбки надевали фартуки.

Зимой женщины носили длинные шубы из овчины, крытые сукном тёмного цвета, с небольшим во­ротником из овечьего меха. Голов­ными уборами пожилых женщин были платки, к‑рые повязывали без складок (“конёчком"). Девушки за­плетали волосы в косу, укладывали её сзади в “кубышку" или закрепляли косоплёткой, на голову повязывали узкие цветные ленты. Повседневной обувью служили лап­ти, поверх к‑рых в грязную погоду надевали галоши, плетённые из лыка; зимой — валенки с шерстяными чулками. По праздникам носили кожаные сандалии, туфли и сапоги.

Традиц. жен. украшениями были бусы, кольца, серьги (обычно металлические) круглой формы.

Традиционная кухня. Традиц. польская кухня основана на сочетании продуктов земледелия (зерновые и овощные культуры) и скотоводства (мясные и молочные продукты). Из супов были распространены традиц. борщ из свинины, кислые похлёбки, также варили лапшу. Первые блюда приправляют салом, маслом, сметаной. Традиц. блюдом является бигос из квашеной или свежей капусты, к‑рую тушат с мясом или колбасой, луком, грибами, лавровым листом. Важное место в питании П. занимает картофель: его отваривали в целом виде, тушили с мясом, капустой, жарили со шпигом (шкварки), делали из него пюре. На второе чаще всего готовили блюда из картофеля и капусты. Из мяса в пищу употребляли только баранину и свинину, из к‑рой делали колбасу. По праздникам готовили пельмени, зразы (мясные рулетики с начинкой), вареники с творогом, пекли пироги из кислого теста с картофелем, мясом, ливером, щавелем, грибами, яблоками. Один раз в неделю П. пекли хлеб. Для этого с вечера делали опару, утром замешивали тесто и ставили в тёплое место. Готовое тесто раскатывали, укладывали на полотенце и оставляли подниматься. Хлеб пекли в чисто выметенной от золы печи, ставили специальной дер. ло­патой. Испечённый хлеб укрывали сверху полотенцем (слегка подсушенный предварительно смачивали сверху водой). Польская кухня славится кондитерскими изделиями, среди к‑рых свадебное и новогоднее печенье в виде птиц и животных, пряники, торты, пирожные (мазурка и др.) и т.п. В нек‑рых деревнях пекут свадебный каравай, украшенный символичными фигурками. Лесные ягоды ели в свежем виде и сушили, пекли из них пироги, делали вареники. Из напитков употребляли молоко, чай, кофе из злаков, свекольный (буряшный) квас, из хмельных — брагу, пиво. Для их хранения использовали глиняные горшки (збаны, збаночки).

Традиционное социальное устрой­ство и семейно‑брачные отношения. В семейно‑брачных отношениях ос­новной ячейкой польского общест­ва к 20 в. стала малая семья, в 19 в. встречались большие семьи, преимущественно состоящие из нескольких поколений родственников (супругов‑родителей, их сыновей с жёнами и детьми или объединяющие несколько братьев с жёнами и деть­ми). Главой семьи, к‑рому беспрекословно подчинялись все её члены, был старший по возрасту, обычно отец. Он воспитывал детей, наблюдал за порядком в семье и в доме, руководил всеми полевыми работами, распределял обязанности между мужчинами. Женщинами руководила жена главы семьи, обычно мать. Положение снохи в семье было подчинённое. Если в семье было не­сколько снох, свекровь распределяла работу между ними: старшая в основном готовила еду, младшая вместе с мужчинами ухаживала за скотиной. Свекровь следила за продуктами и пекла хлеб. Каждая сноха пряла, ткала, вязала для своей семьи самостоятельно. Семьи были многодетными.

Традиционные обряды, обычаи и праздники. В общественной жизни П. важную роль играли традиц. праздники и обряды. Традиционно перед жатвой проводили обряд “За­жинки" (“Начало жатвы"), к‑рый начинался с молений о хорошем урожае, благополучии, достатке. Считалось, что, если жатву начнёт здоровый человек “с лёгкой рукой", то работа пойдёт быстрее. Сжав две первые горсти колосьев, жнец складывал их крест‑накрест в маленький сноп, к‑рый забирали с собой и ставили в передний угол дома под иконами на целый год до будущей жатвы. Возвратившихся с поля обливали водой, чтобы “работа шла легко". По окончании жатвы праздновались “Дожинки" (“Окончание жатвы"): у дороги на видном месте оставляли последний сноп, чтобы в будущем году был хороший урожай. Заканчивалось празднование застольем и танцами.

Большое значение П. придавали обрядам, связанным с рождением ре­бёнка. О беременности жена сообщала только мужу. Беременных женщин от работы не освобождали, но учитывали их предпочтения в еде. Рожали обычно дома, роды принимали знающие бабки‑повитухи. Крестили ребёнка вскоре после рождения: везли в костёл или привозили домой ксёндза. При крещении из родных или близких знакомых назначали крёстных отца и мать. До 40 дней младенца старались не показывать посторонним. Если ре­бёнка “сглазили" (заболел или много плакал), его носили к бабке, к‑рая умывала младенца заговорённой во­дой или мерила его тельце ниткой, а потом прятала её под порог. “На зубок" приходили, обычно заранее предупредив, после того, как женщина немного оправлялась от родов. Каждый приносил с собой какое‑нибудь угощение, подарок ре­бёнку, как правило, что‑нибудь из специально сшитой или купленной одежды.

Наиболее яркие обряды П. связаны с проведением свадеб. В 19 — 1‑й четверти 20 вв. браки совершались внутри польского этноса (см. Эндогамия). Позднее появились смешанные браки. Знакомство и общение молодых происходило на вечёр­ках, свадьбах, во время святочных гаданий, Пасхи, Троицы и др. праздников. Будущего спутника (спутни­цу) жизни нередко встречали в кос­тёле среди единоверцев, съезжавшихся по большим праздникам из разных мест. Иногда юноши в поисках невесты специально ездили в др. сёла Башкортостана, где проживали П. Понравившиеся друг другу молодые люди сами принимали решение о женитьбе, затем извещали об этом родителей. Родители жениха направляли в дом невесты женщину или мужчину пожилого возраста (из родственников, кумов, со­седей) для того, чтобы узнать на­мерения родителей невесты и договориться о сватовстве (змувини). Сватали обычно в субботу. Получив согласие родителей невесты, зажигали свечи, молились и договаривались о времени проведения свадьбы, расходах каждой из сторон на её организацию, приданом, после чего со­вершали “Заренчины" (“Обряд обручения"). Родители невесты готовили приданое: перину, подушки (пуховые), домотканое одеяло; дарили также скот (коров, овец). Невеста изготавливала домотканое сукно для пошива рубашек, полотенец и др. Жених покупал невесте подвенечное платье белого цвета, фату (вуаль, уваль), туфли. Невеста готовила жениху рубашку. При изменении решения и отказе от свадьбы после сватовства отказавшая сторона оплачивала др. все расходы.

Свадьбы у П. проводились в осен­не‑зимний период, в пост запрещались. Накануне бракосочетания де­лали девичник, проводили обряд “Розплецины" (“Расплетение девичьей косы"), к‑рый сопровождался причитаниями и плачем невесты.

Свадебное празднество начиналось в субботу: в первый день проходило у жениха, во второй — у невесты; каждая сторона встречала своих гостей. В день венчания (в воскресенье) родственники жениха наряжали свадебный поезд: запрягали лошадей, в хвост и гриву к‑рых вплетали разноцветные ленты и банты, украшали дуги, привязывали к ним колокольчики, бантики. В тарантас стелили берёзовые ветки, веники, для молодых — войлок (кошево). За невестой приезжал жених в сопровождении родных и друзей. Родители невесты благословляли её пе­ред выходом из родного дома хлебом и иконой, к‑рую передавали в дом сватьям как фамильную икону будущей семьи. Покидая родной дом, невеста обычно плакала, причитая и как бы не желая расставаться с родителями и родными. Из дома её везли прямо в костёл, где совершался обряд венчания, после чего молодые и гости ехали домой к жениху. Родители жениха встречали молодожёнов у крыльца (под ноги стелили шубу из овечьей шкуры), благословляли своей иконой и хлебом, затем сажали их за праздничный стол, постелив им под ноги ту же шубу из овчины (чтобы в хозяй­стве молодых было много скота).

Приглашённые на свадьбу приносили с собой угощение: хлеб, мясо, пироги. Утром второго дня проводились “Очепины" (“Обряд надевания чепца"): на новобрачную надевали чепец в знак того, что она вступает в ряды замужних женщин. Также невеста должна была поставить в печь подготовленный свекровью хлеб: гости, шутя, не давали ей это сделать. Свадьба длилась 3 дня.

Строго соблюдали похоронные обряды. Умершего хоронили в день смерти или на следующий день. Могилу копали в день похорон. Гроб обычно делали из сосны, крест — из дуба. Воду после омовения покойника выливали в укромное место (“где люди не ходят"). Одевали усопшего во всё новое или чистое. Руки у покойника складывали на груди (правая рука поверх левой) и вкладывали в них платочек с молитвой, на шею надевали нательный католический крестик, на грудь помещали икону, к‑рую при захоронении убирали. Руки и ноги умершего связывали ленточкой или ве­рёвкой, к‑рую при захоронении развязывали или разрезали и клали в гроб. В доме покойника укладывали головой под иконы; на стол ставили хлеб, соль; зажигали свечу. В гроб клали опилки, стружки, сверху застилали хлопчатобумажной тканью, подушку набивали листьями от берёзового веника, на наволочку пришивали чёрные кресты. До похорон рядом с телом покойника находились родные, соседи; читали молитвы на польском языке. Для отпевания усопшего приглашали ксёндза. Из дома покойника выносили ногами вперёд. Прощание происходило во дворе дома или на кладбище. Гроб несли на 2 полотенцах (каждое длиной 6 м), затем ставили его на подводу. Во главе траурной процессии шёл человек с узелком, в к‑ром находилось угощение для встречных. За ним нес­ли крест и крышку гроба. Первыми шли близкие родственники, затем соседи и знакомые. После выноса тела принято было смотреть в устье печи или садиться на то место, где лежал покойник (чтобы не бояться). Оставшиеся в доме мыли полы, окна, скамейки, накрывали к поминкам столы.

Перед тем как опустить покойника в могилу, туда бросали день­ги — “покупали землю". Умершего укладывали ногами на восток. Все должны были бросить горсть земли на гроб. На могиле устанавливали крест. С кладбища возвращались все вместе. На поминках сначала подавали рисовую кашу (кутью), грибы, пирожки с грибами, потом — горячее (супы, каши), из напитков — квас. В пост устраивали постный стол. Всем раздавали по кусочку от тонкой лепёшки из пресного теста (облатки), привезён­ной из костёла. Поминки по умершему в дальнейшем устраивали на 9‑й, 40‑й день, в годовщину, через 3 года и т.д.

Наиболее торжественно отмечали Рождество (25 декабря). В день перед Рождеством — сочельник — все постились до позднего вечера. Готовили кутью, блюда из грибов. Вечером, когда на небе появлялась первая звезда, вся семья собиралась за столом на постный ужин. В ночь перед Рождеством под скатерть и на уголок под иконами клали пучок сена, а следующим утром раздавали его маленькими порциями скотине. Взрослые ездили на богослужение в Уфим. костёл и привозили оттуда облатки, к‑рые делили между членами семьи в Рождество. Это должно было принести всем домашним милость Господа, здоровье, счастье, гармонию и взаимопонимание.

После Рождества начинались Свят­ки. Все желающие наряжались (молодёжь вымазывала сажей или краской лицо), ходили по избам, танцевали, пели религиозные песни (коляды). Хозяева угощали ряженых.

В течение Святок девушки гадали: ловили курицу и отпускали её на пол, на к‑ром были расставлены хлеб, вода, земля, зеркало, палка (по тому, что курица клюнет, опре­деляли, каким будет будущий муж: напр., если хлеб — работящим, землю — хорошим хозяином), бросали валенки через забор (в какую сторону упадёт — с той стороны будет жених), ночью в сарае дёргали шерсть у овец (если попадёт клок шерсти чёрной овцы — жених будет темноволосым, если белой — со светлыми волосами) и др.

На Рождество примечали, какой хлеб будет урожайным в наступаю­щем году. Для этого выносили зёрна пшеницы, проса, овса на ночь на гумно и раскладывали маленькими кучками: на какой кучке утром был туман — тот хлеб и считался в наступающем году более уро­жайным, его сеяли пораньше и побольше. Накануне вечером и утром Нового года (1 января) молились, собирались за семейным праздничным столом. В середине поста из теста пекли птичек, фигурное печенье; ели сами, угощали гостей, иногда да­вали по кусочку скотине. На Вербное воскресенье наряжали ветки вербы, освящали их в костёле и, принеся домой, ставили за иконой. В Великий четверг молились Богу, ездили в костёл, прибирались в доме и во дворе, мылись в бане (всё старались сделать до восхода солнца). Семь недель до Пасхи держа­ли пост — употребляли только постное: овощи, растительное масло, квас; в последние дни ничего не ели. В субботу перед Пасхой варили и красили яйца, пекли куличи и освящали их в костёле. Целыми семьями ездили на Пасху в костёл на всенощную молитву. Крашеными яйцами, куличом разговлялись в первый день Пасхи. Дети и молодёжь ходили по домам христосоваться: читали молитвы, поздравляли всех с праздником. Их угощали яйцами, пирогами. Водили хо­роводы, пели песни, катались на качелях. На Пасху или в первое воскресенье после неё крёстные отцы и матери дарили крестникам крашеные яйца, небольшие подарки. После Пасхи во вторник и перед Троицей (Семуха) в субботу отмечались родительские дни. Поминали умерших родственников на кладбище: собирались в одном освящённом ксёндзом месте, молились и расходились по могилам своих близких. В Егорьев день (День святого Ежи — Георгия, Юрия) нужно было набрать воду до восхода солнца и напоить ею скотину, чтобы не болела. В этот день в первый раз выгоняли скотину на пастбище, используя освящённые в Вербное воскресенье ветки вербы.

Перед Семухой приносили домой зелёные ветки берёзы, иногда небольшие деревца и ставили их у окна или крыльца. Дом украшали цветами, травами. Девушки наряжались, плели венки, гуляли в них по деревне, а потом бросали их в воду. Водили хороводы, пели песни, катались на качелях. В ночь перед Семухой на поляне разжигали костры, прыгали через них, водили хороводы.

Отмечали в семьях также дни святых Петра и Павла, Антония, Анны, Николая, Ильин день, Успение Пресвятой Богородицы, Рождество Пресвятой Богородицы, Воздвижение Святого Креста Господня, Всех Святых и др.

Фольклор. Народные музыкальные инструменты. Фольклор П. включает различные жанры: ист., обрядовые, календарные, лирические, семейные, трудовые песни, ле­генды, сказания, баллады, басни, сказки, пословицы и др.

Исполнение обрядовых песен имело магическое значение: ими сопровождались различные ритуалы, связанные с земледельческими работами и сменой времён года, важными событиями в жизни человека (рождение, бракосочетание, смерть). Значительное место занимали ист. песни, предшественником к‑рых яв­лялся героический эпос. В ряде жанров, особенно в сказках, прослеживаются такие мотивы, как бой‑поединок, добывание невесты и др. Были распространены песни во славу князей и королей, о победах, ист. героях и событиях.

Старинные польские танцы также связаны с семейными обрядами (рождение, свадьба) или с земледельческим хозяйством. Особую группу составляют танцы‑игры, имитирую­щие труд человека. К популярным относятся нар. танцы оберек, полонез, краковяк, куявяк, мазурка и др. Нар. танцы, песни и музыка вошли в репертуар совр. профессиональных и самодеятельных коллективов. Нар. танцевальные и песенные мелодии звучат в произведениях польских композиторов.

К традиц. музыкальным инструментам П. относятся скрипка, мазанка (смычковый инструмент), дуда (волынка), свирель, пастушечьи тру­бы и др.

Наука и народное образование. Уроженцами Башкортостана являются деятель нар. образования, док­тор педагогических наук А.П.Пин­кевич (А.Пенькевич), академик АН СССР, доктор геолого‑минералогических наук А.Н.Заварицкий и др.

Современное развитие народа на территории РБ. В целях удовлетворения культ. потребностей лю­дей, имеющих польские корни и проживающих на терр. Башкортостана, расширения и углубления познаний в области польского языка, истории, культуры и традиций, организации просветительской и издатель­ской деятельности, краеведческого движения, развития связей между Башкортостаном и Польшей в области культуры, образования, науки, туризма в 1997 был создан Польский культ.‑просветительский центр РБ, в 2008 преобразованный в Региональную общественную организацию «Центр польской культуры и просвещения “Возрождение" Республики Башкортостан» (председатель — М.О.Садыкова‑Лисовская), к‑рый с 2007 входит в состав Федеральной нац.‑культ. автономии “Конгресс поляков России" (Моск­ва). При содей­ствии Центра ведётся изучение проб­лем П. Башкортостана, их культ. на­следия и традиций, выявление в респ. памятных мест, связанных с пребыванием и деятель­ностью известных П., организуются научные конференции, круглые столы по проблемам развития полоники в РБ, формируются библиотеки польской лит‑ры.

Разработан маршрут экскурсии по памятным местам Уфы, связанным с жизнью и деятельностью П., соз­дана выставка “Башкортостан в судьбах поляков" и др. Разрабатываются и издаются методич. и учеб­ная лит‑ра, пособия по польскому языку, лит‑ре, вопросам истории, географии, культуры, организуется пропаганда деятельности Центра в сред­ствах массовой информации, осуществляется сотрудничество с аналогичными организациями в различных регионах России. Особое место в рамках издательской работы занимают подготовка и выпуск поэтических сборников: в настоящее время опубликованы книги “Прелюдия: с рус­ского — на польский", “Польские звёзды", “Польское слово", “Диалог славянских поэтов".

При участии Центра проводятся польские фольклорные праздники, лит.‑музыкальные гостиные, концерты, посв. знаменательным датам польского историко‑культ. календаря; создаются польские нар. костюмы и изделия декоративно‑прикладного искусства. Традиционно ярко празднуются День святого Ми­колая, Рождество, Пасха, Запусты и Мажанна (проводы зимы), Гаик Зелёный (встреча весны), Дожинки и др. С 1997 в РБ проводятся Дни польской культуры, в рамках к‑рых организованы научные конференции “Историко‑культурные связи России и Польши", “Памяти Шопена. Польская культура: история и современность", “Польско-российско‑башкирские культурные связи: прошлое и современность", “Полоника в Башкортостане: опыт, проблемы, перспективы"; презента­ции лит. выставок “Для ободрения сердец" (о творчестве Г.Сенкевича), “Мицкевич и Пушкин — поэты двух народов"; краеведческие чтения “Башкортостан в судьбах поляков", “Из истории польских родов Башкортостана"; творческие встречи с потомками П., проживавших в п.Вольдзики. Постоянно действует музейная экспозиция “Частичка Польши в Баш­кортостане", к‑рая располагается в дет­ской библиотеке №17 Уфы. В 2008 в Национальном музее и Бирской социально‑пед. академии была проведена выставка известного польского графика А.Сковронского, в мае 2009 в Доме-музее С.Т.Аксакова — вечер па­мяти уфим. живописца Л.Я.Круля (1923—97), в сентябре в Уфе состоялся концерт нар. ансамбля польской песни и танца “Сибирский краковяк" (Хакасия). В 2011 на терр. с.Октябрьский Уфим. р‑на были открыты два памятных знака: мемориальная таблица о нахождении п.Вольдзики и католический крест на месте бывшего кладбища, на к‑ром похоронены его жители. В 2012 Дни польской культуры в РБ были посвя­щены 15‑летию Центра “Возрождение" и Году польского общественного деятеля и педагога Я.Корчака в Польше. Центром установлены связи с администрацией г.Олецко Варминско‑Мазурского воеводства Респ. Польша, организациями П. различных регионов России. Традиц. стали поездки жителей Башкортостана в Польшу: дети посещают летние оздоровительно‑лингвистические лагеря, полонисты — курсы повышения квалификации. Студенты ежегодно принимают участие в работе летней школы польского языка и культуры в Санкт-Петербурге, междунар. встречах с харцерами (члены организации детей и молодёжи) в г.Оренбург. В 1999 при содействии Центра в Уфе открыта Нац. польская воскресная школа им. А.Пенькевича (на базе лицея №21), в к‑рой изучаются польский язык, лит‑ра, история, музыка, танцы, кухня, фольклор, декоративно‑прикладное искусство, нар. игры, этикет. Ученики и педагоги традиционно участвуют в районных, городских, респ. фестивалях нац. культур и самодеятельного творчест­ва, Днях польской культуры в РБ, встречах официальных делегаций и гостей из Респ. Польша. С 2000 в лицее №21 введено изучение польского языка как родного. При Центре польской культуры РБ действует фольклорный ансамбль “Звёздочки".

Польский язык, культура и история на терр. Башкортостана изучаются с кон. 50‑х гг. 20 в. Центром развития полонистики является филологический факультет БГУ, где с 1974 польский язык является обязательным предметом. Многие годы преподавание польского языка осуществляли профессора кафедры общего и сравнительно‑исторического языкознания Л.М.Васильев, Ю.П.Чумакова, В.Л.Ибрагимова, к‑рые совершенствовали свои навыки в университетах гг. Варшава и Краков. В настоящее время польский язык и культура изучаются в Нефтекамском филиале БГУ, в форме кружков в БГПУ и Бир­ском филиале БГУ. Важным шагом в этом направлении стало сотрудничество с Полонийным учительским центром г.Люблин (Польша), к‑рый в 2007—09 при содействии Консульского отдела Посольства Респ. Польша в РФ (Москва) провёл методические курсы для учителей польского языка, фольклора и танцев.

Лит.: Россия—Польша: полоника в этнокультурном пространстве: сб. материалов Междунар. заоч. науч.‑практ. конф. Уфа, 2007; Латыпова В.В.Поляки на Южном Урале (XVII — начало XX века). Очерки историко‑культурного наследия. Уфа, 2010; её же. Поляки на Южном Урале (вторая половина XIX — XX век). Добровольная миграция. Уфа, 2011.

В.Л.Ибрагимова, В.В.Латыпова, М.О.Садыкова
Дата публикации: 01.10.2019
Дата последнего обновления публикации: 21.02.2020