Для авторизации на текущем портале в Вашем профиле ЕСИА должно быть заполнено поле "Электронная почта"

Вход
Региональный интерактивный энциклопедический портал «Башкортостан»
Академия наук Республики Башкортостан ГАУН РБ Башкирская энциклопедия

Белорусы

Просмотров: 406

БЕЛОРУСЫ (самоназвание беларусы), народ, основное по численности население Республики Беларусь. По данным переписей нас., числ. Б. в 1989 в СССР составила 10036251 чел., в РСФСР — 1206222, в Белорус. ССР — 7904623; в 2002 в РФ — 807970, в 2009 в Респ. Беларусь — 7957000, в 2010 в РФ — 521443 человека. В БАССР в 1989 числ. Б. составила 17038 чел., в РБ в 2002 — 17117, в 2010 — 11680 чело­век. В Башкортостане наиболее компактно проживают (по данным на 2010; чел.) в гг. Уфа (3957), Салават (508), Стерлитамак (486) и Иглинском р‑не (4103).

Историческая справка. Этнически восходят к вост.‑славянским племенам, населявшим в сер. 1‑го тыс. запад Вост.‑Европейской равнины. К нач. 2‑го тыс. Б. расселялись на севере в пределах бассейна р.Зап. Двина, на юго‑западе и западе — рр. Зап. Буг и Неман (все — бассейн Балтийского моря), на востоке — р.Днепр (ср. течение), на юге — р.Припять (обе — бассейн Чёрного моря). Название “белорусы” происходит от топонима “Белая Русь”, к‑рый в 14—16 вв. применялся по отношению к совр. районам, прилегающим к г.Витебск и сев.‑вост. части г.Могилёв, в 19 — нач. 20 вв. охватывал всю этническую территорию Б. В 14—16 вв. будущая Гродненская (исключая г.Брест) и зап. часть Минской и Витебской губ. назывались Чёрной Русью, юж. болотистая и лесистая равнина — Полесьем.

В кон. 1‑го — нач. 2‑го тыс. вост.‑славянские племена (дреговичи, кривичи, радимичи и др.) входили в состав Древнерус. гос‑ва, внутри к‑рого продолжался процесс консолидации Б. в народность (существует также точка зрения о самостоятельном пути формирования Б. из племенных образований). Важными этнообразующими факторами были относительно высокий экон. и культ. уровень вост.‑славянского нас., его большая числ. и компактное расселение. В 13—14 вв. в эпоху полит. раздробленности зап. земли Древнерус. гос‑ва вошли в состав Великого княжества Литовского, в 16 в. — Речи Посполитой. Большую роль в объединительных процессах играл языковый фактор. Из древнерус. языка сложился белорус. язык, к‑рый в Великом княжестве Литовском выполнял функции гос. языка, в 16 в. на нём появилось книгопечатание. К кон. 17 в. белорус. язык был вытеснен польским. Сложение Б. как единого этноса завершилось к 14—16 вв. В кон. 18 в. в результате раздела Речи Посполитой терр. Белоруссии была присоединена к Рос. империи, к 40‑м гг. 19 в. на её терр. образовано 6 губерний. Формирование белорус. этнич. общности происходило в условиях конфессиональных противоречий между православной, католической и униатской церквями, полонизации в эпоху Речи Посполитой и русификации в составе России. Б. часто называли себя “литвинами”. В кон. 19 в. усиливается процесс формирования этнического самосознания Б., как самоназвание этноним “белорусы” получил широкое распространение после образования в 1919 Белорус. ССР (с 1922 союзная респ. в составе СССР).

Ныне Белоруссия (Респ. Беларусь) — гос‑во в Вост. Европе. Образована в 1991. Пл. — 207,6 тыс. км2. Столица — г.Минск. Глава гос‑ва — Президент. Нас. — 9,48 млн. чел. (2010): Б. (83%), русские (8%) и др. Гос. языки — белорус. и русский.

История переселения на территорию Башкортостана. Массовое пере­селение Б. на терр. Башкортостана началось в кон. 19 в. после отмены в 1861 крепостного права в Рос. империи. Большинство Б.-переселен­цев были выходцами из вост. и центральных областей Белоруссии — Гродненской, Могилёвской и Минской губерний. Причинами миграции явились малоземелье, высокая плотность нас. в Белоруссии, низкая стоимость земли в Башкортостане. Переселенцы покупали землю у гос‑ва и башкир в частное или коллективное владение. В пай с Б. нередко входили латыши, русские, украинцы и др. Первые хуторские поселения Б. появились в Уфим. уезде одноим. губ., в бассейне р.Сим. По данным всеобщей переписи нас. Рос. империи 1897, числ. Б. в Уфим. губ. составила 505 чел. (в т.ч. в Белебеевском уезде — 127, Уфим. — 265), в Оренб. губ. — 2247 (в Оренб. уезде — 235, Орском — 1694, Челябинском — 309). Следующий этап переселения Б. связан со Столыпинской аграрной реформой (1906—17). Переселенцы осваивали новые терр., селились рядом с более ранними поселенцами, формируя места компактного проживания. По подворной переписи 1912—13, в Уфим. уезде Уфим. губ. в 83 селениях зафиксировано 5,6 тыс. Б., в Белебеевском уезде — свыше 1,7 тыс. В годы Первой мировой войны (1914—18) наблю­дался приток Б.‑беженцев, к‑рые преимущественно селились вдоль Самаро‑Златоустовской жел. дороги в рус. и укр. селениях, на станциях и полустанках. Основная часть переселенцев расселилась по предгорным лесным волостям Стерлитамакского и Уфим. уездов Уфим. губернии. В 1926 в БАССР числ. Б. составила 18281 чел. (в т.ч. в Белебеевском кантоне — 2585, Бирском — 268, Стерлитамакском — 1692, Уфим. — 13628). Основная их часть компактно проживала в Альшеевской, Бакалинской, Белебеевской, Бижбулякской, Давлекановской, Зильдяровской, Киргиз‑Мия­кинской, Слаковской волостях Белебеевского кантона, Ашкадарской волости Стерлитамакского кантона, Архангельской, Благовещенской, Бу­лекей-Кудейской, Иглинской, Новосёловской, Петровской, Удельно-Ду­ванейской, Улу‑Телякской волостях Уфим. кантона и др. После проведения административной реформы районирования 1930‑х гг. большая часть Б.‑сельчан оказалась в составе Архангельского (в 1939 — 2457 чел.), Белебеевского (868), Бижбулякского (663), Благоварского (563), Воскресенского (538), Давлекановского (737), Иглинского (7475), Макаровского (852), Нуримановского (4103) р‑нов. По данным всесоюзных переписей, в БАССР числ. Б. в 1939 составила 23761 чел., в 1959 — 20792, в 1970 — 17985, в 1979 — 17393 человека.

Язык. Белорус. язык относится к славянским языкам (вост.-славян­ская подгруппа), входящим в индоевропейскую семью языков. Распрост­ранён в Белоруссии, РФ, Украине, Польше, респ. Прибалтики. Число говорящих — ок. 6,3 млн. чел. (2009). Наиболее близок к рус. и укр. языкам. Восходит к древнерус. языку. Лит. белорус. язык сложился на основе старобелорус. книжно‑лит.языка 14 в. и живой нар. речи (средне‑белорус. говоры). Совр. белорус. язык характеризуется наличием 2 основных диалектов: сев.‑вост. и юго-зап., каждый из к‑рых сохраняет дифференциацию на говоры. Отличительные особенности фонетики белорус. языка: использование неслогового звука [ү] на месте этимологических [в] и [л] (сравни: белорус. “үсе” [ү]се — рус. “все” [в]се, “воүк” во[ү]к — “волк” во[л]к); наличие протетических гласных и согласных (напр., “үвес” (весь) — [ү]вес, “гэта” (это) — [г]эта, “вулица” (улица) — [в]улица) и др. Эти особенности последовательно отражаются на письме: белорус. орфография подчиняется фонетическому принципу. Для морфологии белорус. языка характерно отпадение звука [й] в окончании прилагательных, причастий и порядковых числительных в форме именительного падежа муж. рода (сравни: белорус. “летнi” — рус. “летний”, “прачытаны” — “прочитанный”). Лексика белорус. языка в основном идентична вост.-славян­­ской, наряду с к‑рой употребляется ряд специфических белорус. слов: “ветразь” (парус), “гарэза” (озорник), “апошнi” (последний), “кемiць” (соображать) и др. Для синтаксиса характерно предпочтение описательных конструкций причастным оборо­там. Большинство Б. Башкортостана двуязычны (см. Билингвизм) и признают родным рус. язык, часть владеет белорус., нек‑рые — многоязычны. Письменность функционирует на основе кириллицы. Совр. белорус. алфавит состоит из 32 букв. В РФ белорус. языком владеет 173980 чел., в т.ч. в РБ — 2105 (2010).

Конфессиональная принадлежность. Большинство верующих исповедует православие, часть — католицизм, нек‑рые Б. являются последователями протестантизма (адвентисты седьмого дня, баптисты, пятидесятники и др). Среди Б. широко распространены рудименты славянского язычества (напр., отмечают языческий праздник Ивана Купалы). В народе сохранены дохристианские поверья, многие из к‑рых совпадают с источниками язычества славян Поморья и Полабья.

Антропологическая характерис­тика. По антропологическому типу Б. относятся к валдайскому типу среднеевропейской расы и вост.-балтийскому типу беломоро-балтий­ской расы большой европеоидной расы. У совр. Б. преобладают прямые русые и тёмно‑русые волосы, серо‑голубой и серо‑зелёный цвет глаз, умеренно‑округлая форма головы с прямым лбом. Лицо ср. высоты и ширины. Скулы выступают слабо или средне. Глазная щель ср. величины, со слабо или средне выраженной складкой верх. века, нос ср. ширины, с прямой спинкой. У нас. сев. и нек‑рых локальных групп цент­рального региона чаще встречаются длинноголовые, светлоглазые и светловолосые индивиды, более выражена высокорослость, что сближает их с латышами и литовцами. Зап. (бассейн р.Неман) и юж. (Полесье) группам характерна короткоголовость, увеличение скулового диаметра, более тёмная пигментация радужной оболочки глаз и волос, что объясняется следствием проникновения на данную терр. представителей юж. европеоидной расы и интенсивным смешением их с сев. европеоидами.

Традиционное хозяйство. Хозяйство Б. на новых местах в Башкортостане сохраняло традиц. черты. Ведущей отраслью было земледелие, вспомогательную роль играли животноводство, домашние ремёсла и промыслы. Господствую­щей системой земледелия в нач. 20 в. было трёхполье, у малоземельных — двуполье. Набор возделываемых культур зависел от природных условий: в Приуралье из зерновых куль­тур сеяли в основном рожь, овёс, просо, ячмень, гречиху, из бобовых — горох, в юго‑зап. степных районах — пшеницу, из техничес­ких — коноплю и лён, из овощ­ных — картофель. В Приуралье занимались огородничеством, свиноводством, в юго‑зап. районах — овцеводством. В огородах выращивали капусту, лук, мак, морковь, огурцы, редьку, свёклу, тыкву, чеснок; в садах — яблони, груши, вишни, сливы, ягодные кустарники (крыжовник, смородину, ежевику, малину и др.). Основными пахотными орудиями являлись соха (полесская, или литовская, витебская, поднепровская), сабан, косуля и др. Для боронования применялись дер. плетёная или вязаная борона с дубовыми или жел. зубьями и бо­рона‑суковатка (смык). В кон. 19 в. появились жел. плуг и борона. Сеяли вручную, при посеве для ношения зерна использовали специальное лукошко (каробка) из лыка или ржаной соломы. В нек‑рых хозяйствах посевы укатывали дер. катком. Прополку корнеплодов осуществляли мотыгами‑сапками, зажиточные крестьяне — специальными ручными окучниками. Для уборки хлеба использовали жнейки (реже серпы, для гречихи — косы), а также вилы, грабли. Зерно сушили в специальных помещениях (клуня, гумно). Для обмолота использовали дер. цеп (цап), более зажиточные семьи применяли конные молотилки. Зерно хранили в амбаре и клети, картофель — в погребе, подвале. К кон. 19 — нач. 20 в. Б. шире стали использовать различную сельскохоз. технику (молотилки, веялки, сеялки, жатки, сенокосилки).

Разводили крупный рогатый скот, лошадей, свиней, овец, домашнюю птицу. Коневодство было наиболее развито на северо‑востоке Башкортостана. Лошади служили в основном в качестве тягловой силы: их запрягали в телегу, использовали для пахоты, боронования и прикатки посевов. Вспомогательную роль в хозяйстве играли охота и рыболовство. При ловле рыб ставили сети, применяли вентери (снасти в виде суживающейся мешкообразной сети, натянутой на дер. обручи), бредни, крючки. Сооружали запруды, в к‑рых разводили прудовых рыб. Мелких лесных зверей, диких гусей, уток ловили силками, на зайцев и лис ставили жел. капканы или дер. придавливающие ловушки (кляпцы). Подспорьем в хозяйстве был сбор грибов и ягод, заготавливали кленовый и берёзовый соки. У Б. Башкортостана были распространены пасечное пчеловодство, бортничество. Для содержания пчёл использовали в основном рамочные ульи, реже — колодные (калода, борць). Во время медосбора пчёл вывозили на луга, посевы кормовых медоносных трав, гречишные поля.

Среди ремёсел значительное место занимало ткачество. Женщины изготавливали льняные и конопляные полотна, из к‑рых шили нательную одежду, грубые холсты, мешковину. Кроме однотонных использовали клетчатые ткани (пестрядь), белый холст с красным узором. Из овечьей шерсти получали пряжу, красили, затем вязали из неё одежду либо ткали цветные полосатые гобелены, а также делали войлок, валяли валенки и др. Особое значение имело изготовление декоративно-приклад­ных изделий из текстильного сырья и кожи, изделий с нар. вышивкой, вязанием и др. Многие из промыслов были следствием развития земледельческого хозяйства: изготовление колёс, саней, телег и домашней утвари из дерева, плетение лаптей и др. Особо были развиты бондарные промыслы: делали бадьи, бочки, вёдра, кадки, ушаты и др. Занимались также изготовлением рогож и циновок, обуви, обработкой мехов, овчины. Плотники делали мебель из дерева: кровати, лавки, полки, столы, стулья, шкафы. С помощью гончарного круга производили керамическую посуду: бутыли, кувшины (глечики, крынки, слоики), миски и т.д. В последние годы начали возрождаться плетение из соломки, изготовление поясов, вышивка одежды и др.

Традиционные поселения и жилища. Традиц. типы поселений Б. — деревни (вёски), местечки, поселения на арендованной земле (застенки), выселки, хутора. Основным видом белорус. поселений в Башкортостане были хутора, насчитывающие до 10—12 дворов. Селились отдельно или совместно с др. народами, в ос­новном с русскими, украинцами, реже с латышами, башкирами и др. В колониях и смешанных по нац. составу поселениях объединялось несколько десятков дворов. Для защиты окрестных посевов от скота поселение огораживалось изгородью из жердей. Главным строительным материалом являлось дерево (берёза, дуб, осина, сосна и др.). В степной местности построек было меньше (при строительстве кроме дерева использовали прутья для сооружения плетнёвых стен, глину, солому и ка­мень‑плитняк). Дом (хата) Б. представлял собой срубную избу с сенями (сенцы) с 2‑, 3‑ или 4‑скатной крышей, крытой корой липы, дранкой, в степных районах — соломой. Наиболее распространённым способом соединения брёвен сруба была рубка в чашку (у обла, у чашку), венцы подгонялись друг к другу продольными пазами, к‑рые делались в ниж. части брёвен и соединялись в простой угол с остатком. Более сложным считался приём соединения брёвен без остатков углов (у каню). Сараи и изгороди ставили срубно-столбовым способом, стёсанные концы бревна или лесины вставлялись в пазы столбов (у шулы). В юго-западных районах стены хоз. построек делали в виде плетня. В Приуралье сруб ставили на дубовые брёвна или столбы. Пол был дощатый, на юго‑западе встречался глинобитный.

Усадьба преимущественно имела замкнутую планировку (“веночную” или П‑образную). К дому примыкали клеть (клець) или помещение для скота (хлеү), рядом находился навес для дров (паветка). По периметру двора располагались амбары, конюшни; на заднем дворе — баня (лазня). В стороне от др. построек находилось помещение для снопов и зерна (клуня). За двором располагался огород, обычно с юж. стороны — фруктовый сад, в к‑ром находились пчелиные ульи.

Основными элементами традиц. интерьера являлись “красный угол” (“червоны кут”) с иконами, трапезное место (стол, 2 лавки вдоль стен), большая печь (печ) с гладким высоким сводом с лежанкой и расположенный за ней сундук (скрыня), где хранились одежда и ткани, хоз. помост (пол) и полати (палаци). Во внутр. убранстве жилища широко использовались длинные тканые или вышитые полотенца (ручники), занавески. Наиболее распространённым и самобытным являлось украшение фронтонов крыш фигурными деталями (вильчыками). Для домов зажиточных хозяев была характерна резьба на наличниках. Способы декорирования развивались в тесном взаимодействии с местными традициями др. народов: использовались пропильные и накладные узоры, однотипный растительный орнамент, зооморфные мотивы и др.

Традиционная одежда. Традиц. комплекс муж. одежды состоял из полотняной рубахи туникообразного покроя, безрукавки (камизелька), полотняных или суконных штанов (нагавицы), пояса. В муж. костюме преобладал белый цвет. Рубаха имела прямой разрез на груди (праздничный вариант украшался по разрезу вышитой полоской) и доходила почти до колен; её носили навыпуск, подпоясывали цветным тканым кушаком (его концы обычно свешивались сбоку, чаще с левой стороны). У ворота рубаха застёгивалась на пуговицу, иногда завязывалась тесёмками. Летом носили холщовые штаны, зимой поверх них — суконные и полусуконные. Безрукавка надевалась поверх рубахи, доходила до пояса, впереди застёгивалась на пуговицы. Головными уборами являлись войлочная или соломенная шляпа (капялюш, брыль), войлочная или суконная шапка (магерка), зимой — меховая шапка‑ушанка (аблавуха). Через плечо носили кожаную сумку. Повседневной обувью служили лапти, кожаные постолы, чоботы, зимой носили валенки.

Традиц. жен. костюм состоял из белой полотняной рубахи (сарочка, кашуля) туникообразного покроя, украшенной на плечах вышивкой (в основном использовали нити красного цвета), клетчатой полотняной или однотонной суконной юбки (спад­ница), длинного передника с кружевами и вышивкой (фартух, запон), приталенной безрукавки (гарсет). Для изготовления одежды использо­вали холщовые, суконные и шерстяные ткани различных расцветок (красный, сине‑зелёный, серо-белая клетка, с продольными и поперечными полосами). Льняные юбки носили в тёплую погоду, полусуконные и шерстяные — в холодную. Искусно вышитая юбка придавала красочность традиц. белорус. костюму. Передники украшались кружевами, складками; гарсет — вышивкой, кружевами. Гарсет изготавливался из фабричной ткани; шился по талии, имел большой грудной вырез и шнурки, с помощью к‑рых туго стягивался спереди. Верх. тёплую приталенную одежду из сукна (свита), овчинные тулупы (кажух) и полушубки носили и женщины, и мужчины. Её шили из некрашеного сукна (свита, сярмяга, бурка, латушка) и дублёной (казачына) и недублёной (кожух) овчины. Носили также кафтаны. В качестве головного убора девушки носили узенькие ленты (скидочка, шлячок). Свадебным убором был ободок с цве­тами (вянок). Замужние женщины убирали волосы под мягкую тканевую шапочку (чапец), надевали полотенчатый головной убор (намитка), платок (хустка); существовало множество способов их завязывать. Традиц. украшениями являлись янтарные ожерелья (бруштын), стеклянные бусы, кольца, перстни, серьги (завушницы), застёжки для ворота платья. Повседневной жен. обувью являлись лапти (лапци), праздничной — постолы и хромовые сапоги (боты); молодые женщины носили также ботинки на шнуровке и полусапожки (чаравики). В совр. костюме используются традиции нац. вышивки, покроя, цветовой гаммы.

Традиционная кухня. Нац. кухня Б. основана на использовании зерновых и овощных (прежде всего картофеля) культур. Традиц. кухня Б. включает разнообразные блюда из муки, круп, овощей, картофеля, мяса и молока. Способы хранения продуктов — сушка, квашение, соление. В питании большую роль играли дикорастущие растения: щавель, лук луговой, полевой чеснок, крапива и др. Употребляли крупяные каши из ячменя, проса, овса, гречихи. Из муки (преимущественно ржаной) готовили жидкие и полужидкие блюда: квашеные (солодуха, кваша, кулага) и неквашеные (калатуша, затирка, галушки, кулеш, маламаха); из овсяной муки — кисели, толокно.

Основу повседневного питания составлял хлеб (ржаной, реже пшеничный). Его пекли преимуществен­но из кислого теста с различными добавками: картофелем (бульбяной), свёклой и др. Из хлебного теста готовили различные лепёшки (скавародники), сверху клали творог или посыпали маком или конопляным семенем; в праздники — пироги с разнообразными начинками (с грибами, капустой, ягодами, яйцами и т.п.), блины из ржаной, пшеничной, гречневой муки, оладьи из тёртого картофеля (драники). Варили постные, мясные или заправленные салом cупы. Были широко распрост­ранены щи с капустой, похлёбка с брюквой, морковью, тыквой, борщ со свекольными листьями (бацвинне), суп из щавеля. Бобы и горох тушили; брюкву, капусту, огурцы, свёклу квасили и солили; морковь, репу парили и пекли. Со 2‑й пол. 19 в. в рационе Б. стал преобладать картофель: его ели в запечённом, отварном, жареном или тушёном виде, добавляли в супы, запеканки, пирожки, делали из него пюре, клёцки, бабки, колдуны, блины, оладьи и т.д. Молоко чаще употреблялось в кислом виде. Из творога готовили различные творожные сыры. К оладьям, драникам, картофельной бабке подавали масло и сметану. Мясо и мясные продукты использовались преимущественно в составе блюд, чаще употребляли свинину, баранину, мясо домашней птицы, реже — говядину. Сало жарили (шкварки), солили и перетапливали. Готовили колбасы и окорока. В качестве приправ использовали растения: мак, мяту, укроп, хрен и т.д., к мучным блюдам — конопляное молоко, льняное масло, сушёные грибы. В пищу также употребляли лесные ягоды: клубнику, землянику, малину, чернику; из напитков — берёзовый сок, медовый, хлебный, свекольный квасы, напиток из ягод (узвар), кисель (жур) и др.

На религиозные, семейные и календарные праздники готовили разнообразные блюда. На свадьбу выпекали каравай. На Пасху красили яйца, пекли куличи, делали мясные колбасы, из творога — пасху. В качестве ритуальной пищи во время погребальных обрядов варили кашу из ячневой крупы (кутья), кисель, пекли блины. На крещение ребёнка или имянаречение готовили “бабину кашу”, на Масленицу — блины и вареники, на праздник Ивана Купалы — кулагу и др.

Традиционное социальное устрой­ство и семейно-брачные отношения. В семейно‑брачных отношениях Б. сохраняли традиц. черты: до кон. 19 в. преобладала большая семья (в основном 3 поколения) из 9— 10 чел., с нач. 20 в. — малая семья из 4—5 человек. В семейном быту сохранялись патриархальные традиции: авторитет отца, старшего брата, участие всех взрослых членов семьи в обсуждении вопросов, связанных с организацией хозяйства, полевых и др. работ. Было распространено примачество — проживание мужа в семье жены. В 19 — нач. 20 вв. в деревне сохранялись элементы общинной организации — взаимопомощь (талака) односельчан в работе. Многие важные дела (выборы старосты, назначение опекунов, обсуждение семейных конфликтов и др.) решались на деревенских сходах, в к‑рых принимали учас­тие главы семей (гаспадар).

Традиционные обряды, обычаи и праздники. Главные семейные обряды Б. были связаны с важными моментами жизни человека: рождением, созданием семьи, уходом из жизни. Торжественно отмечалось в кругу родственников крещение младенца (хрэсьбины), к‑рое со­провождалось величальными, шутливыми песнями-благопожеланиями в адрес ребёнка и его родителей, повивальной бабки, крёстных отца и матери, а также рядом весёлых обрядов. Глав­ным моментом родильных обрядов являлось разбивание на счастье новорождённого глиняного горшка, в к‑ром готовилось ритуальное угощение (“бабина каша”). Отведав каши, гости оставляли на столе деньги. Также было распространено катание бабки‑повитухи на бороне, санях и др.

Наиболее красочным празднеством являлась свадьба (вяселле), в к‑рой кроме родственников также принимали участие крёстные мать и отец, товарищи жениха (дружына), подруги невесты, дружка (староста, главный распорядитель свадебных церемоний). Свадебный обряд можно разделить на 3 этапа: предсвадебный (“запыты”, сватовство, заручины, помолвка), свадебный (венчание и свадьба) и послесвадебный (пироги и “медовый месяц”). Наилучшим временем для проведения свадьбы считалось начало осени (после уборки хлебов) до рождественского поста и зима (от Крещения до Масленицы). Сватом выступал крёст­ный отец, дядя или другой взрослый родственник жениха. После сговора отводили время для подготовки к свадьбе, незадолго до свадебного торжества молодые ехали венчаться в церковь. Нач. цикл свадебных обрядов проходил в доме невесты, основное застолье устраивалось в доме жениха. Молодых благословляли свадебным караваем, к‑рый должны были отведать все участники свадьбы. Наиболее важными моментами считались “пасад” невесты и жениха, выкуп косы, деление каравая и др. Все этапы свадебного торжества сопровождались множеством соответст­вующих моменту песен, прибауток, шуточных сцен. В ходе свадебных обрядов все участники обменивались подарками: невеста дарила жениху украшенную вышивкой рубаху, жених и его родители преподносили невесте одежду, украшения. Многие традиц. обряды в сокращённой, переосмысленной или игровой форме сохранились и в совр. свадьбе Б.

В погребальных обрядах Б. наря­ду с христианскими бытовали многие элементы языческих верований. В гроб (дамавина) клали вещи умершего, в детские захоронения — игрушки. Над умершим читали заупокойные молитвы, оплакивали (галашэння). После похорон устраивали поминальную трапезу. Поминали на 6‑й (шасцины), 40‑й (сарачыны) день, через год.

Большим разнообразием отличается обрядовый цикл, приуроченный к определённым дням христианского календаря (Рождество, Крещение, Масленица, Пасха, Троица и др.). Накануне Рождества (Каляды) устраивали ужин (постный), обязательным блюдом к‑рого являлась ячменная каша. Девушки гадали о своей судьбе. На Рождество молодёжь обходила дома соседей и исполняла величальные песни (колядки), пришедших одаривали сладостями, пирогами. В святочную неделю юноши и девушки собирались на “вячорки”, ряженые устраивали представления, основными персонажами к‑рых были Коза, Медведь, Конь, Молодуха, Барыня и др. Широко отмечали праздник Ивана Купалы (день летнего солнце­стояния): девушки собирали травы, плели венки; после захода солнца разводили костры, парни и девушки прыгали через них, искали чудодейственный цветок папоротника, купались, гадали, пускали венки по воде, пели песни и др. В праздник завершения жатвы — Дожинки — плели дожинковый венок, украшали последний сноп, устраивали праздничную трапезу. На Масленицу пекли блины, ходили семьями в гости друг к другу, однако масленичные обряды Б. были менее развиты, чем у русских. На Пасху пекли куличи, обменивались крашеными яйцами, христосовались. Троицу отмечали на 50‑й день после Пасхи. Многие праздники и обряды были связаны с земледельческим календарём. Встреча весны отмечалась пением веснянок. Из вост.‑славянских народов у Б. дольше всего сохранялся обрядовый характер встречи весны.

Фольклор. В фольклоре Б. представлен широкий спектр жанров: сказки, легенды, предания, пословицы, поговорки, загадки, заговоры, календарная и семейная обрядовая поэзия, народный театр и др. В легендах, преданиях, быличках нашли отражение дохристианские представления Б. о происхождении мира. Детский фольклор представлен колыбельными, пестушками, потешками, закличками. Традиц. танцы: весенне‑летний и зимний хоровод (карагод, танок), полька, кадриль и др. Богат музыкальный фольклор Б., каждому празднику посвящён цикл песен; широко представлены лирические, колыбельные, танцевальные и шуточные песни. Нац. специфику составляли традиц. пасхальные обрядовые песни (так называемые волочебные), в к‑рых выражались различные благопожелания. Исполнялись на Пасху во время обхода дворов волочебниками (участники обряда — в основном взрослые мужчины), желавшими хозяевам уро­жая, богатства в доме. На 2‑й день Пасхи водили хороводы. Особый пласт нар. поэтического творчества представляет купальская поэзия, посвящённая празднику Ивана Купалы. Сохранилось много купальских песен, в к‑рых основными темами являются изгнание тёмных сил в лице ведьмы, воспевание очистительной силы воды. Дожинки сопровождались особыми обрядовыми песнями. Многие святочные и троицкие песни связаны с гаданиями девушек о предстоящем замужестве. Щедровки пели в канун Нового года в так называемый “щедрый вечер” (щедрая, обильная трапеза в этот период обозначала хоз. благополучие в наступающем году). На протяжении новогодних праздников исполнялись колядки — святочные благопожелательные песни. Традиционно в народе колядки, веснянки и др. обрядовые произведения не поют, а гукают, ревут, орут (с целью воздействия на природу). Частушки, возникшие в кон. 19 в., имели свою драматургию, сопровождавшуюся завязкой, развитием, кульминацией, заключением. Фольклорное единство в них составляли пение, танцы, пляски, диалоги, действия. Частушечные действия исполнялись на посиделках, в клубах, в период праздников в местах скопления народа.

Во время свадьбы пелись шуточные (корильные) песни. В них высмеивают жениха, его родню, друзей, их сравнивают со свиньёй, вороной и др. животными. Критикуют жениха за скупость, нерасторопность. Исполнялись также величальные песни, посвящённые родственникам невесты или жениха. Противоположны песни невесты: она пела о нелёгкой женской судьбе, горевала об уходящей беззаботной и весёлой молодости, прощалась с родителями, род­ным домом, подругами. Причитания (плач) традиционно исполнялись во время свадеб и похорон.

Сбором фольклора Б. в Оренб. губ. в 19 в. занимался Р.Г.Игнатьев. Нек‑рые материалы по нар. творчеству содержатся в научных трудах С.Г.Рыбакова и др. Ныне изучением белорус. музыкального фольклора за­нимается Ф.Г.Галиева. Собранные ею материалы опубликованы в сборнике “Песни белорусских переселенцев в Башкортостане” (2001), исследованы и обобщены в монографиях “Музыкальный традиционный фольклор восточнославянских народов Башкортостана” (2004), “Восточнославянские песни в Башкортостане: фольклорные процессы в многоэтническом регионе” (2006) и др. Изучением традиц. культуры Б. занималась этнограф С.Н. Шитова.

Народные музыкальные инструменты. Из музыкальных инструментов у Б. были распространены волынка (дуда), жалейка (вид флейты), рожок, скрипка, лютня, бубен.

Герои Советского Союза. Из белорус. участников вооружённых конф­ликтов наиболее известны уроженцы Башкортостана Герои Советского Союза А.В.Вакульский, П.А. Горошек, И.В.Максимча, Т.А. Саевич и заслуженный военный лётчик СССР, маршал авиации И.И.Пстыго.

Современное развитие народа на территории РБ. На протяжении 20 в. наблюдается тенденция к ассимиляции Б. Башкортостана русскими, украинцами и др., чему способствовали терр. разобщённость, недостаточное употребление родного языка, смешанные браки и др. Нац. политика, проводимая в РБ и направленная на сохранение и развитие нац. культур народов, проживающих в респ., способствовала подъёму этнич. самосознания, самобытности, стремлению сохранить язык и др.

С 1996 в Уфе действует Респ. нац.‑культ. центр белорусов Башкортостана “Спадчына” (председатель — И.Т.Лясович). Является членом Ассамблеи народов. К основным направлениям работы центра относятся развитие духовной культуры Б., изучение белорус. языка, нац. традиций, обычаев, истории и культуры Белоруссии, представление и защита законных интересов Б. в гос. органах и общественных организациях. В соотв. с Гос. программой “Народы Башкортостана” по Указу Президента РБ “О создании историко‑культурных центров народов Республики Башкортостан” в 2003 образован белорус. историко-культ. центр “Балтика” (заведующая – К.Ю.Комлева) в с.Балтика Иглинского р‑на. При содействии центров в общеобразовательных школах с.Балтика и д.Пушкинское белорус. язык изучается как родной, действует детский ансамбль “Жавароначки” (“Жаворонки”), ежегодно проводятся нац. праздники, в т.ч. Рождественские коляды, Иван Купала, Дожинки, Дзяды и др. Большую работу по приобщению к белорус. лит‑ре и культуре проводит базовая белорус. библиотека в с.Иглино Иг­линского р‑на. С сер. 20 в. при Балтийском сел. доме культуры действует нар. ансамбль белорус. песни “Сябры” (“Друзья”; руководители: А.Н. Харитонов и Н.И.Тарасевич). Он принимает участие в культ.-массовых мероприятиях районного и респ. уровня, в 2002 и 2007 в Мо­скве выступал на съезде и фестивале Б. РФ и др.

Связи РБ с Белоруссией осуществляются в рамках отношений между РФ и Респ. Беларусь. В 1997 подписаны соглашения о торгово-экон., научно‑техническом и культ. сотрудничестве между РБ и Белоруссией, в 2001 — о сотрудничестве между Гос. комитетом Респ. Беларусь по печати и Министерством печати и массовой информации РБ. В 1999, 2001 состоялись официальные визиты правительственных делегаций Респ. Беларусь в РБ. В 2001 в Уфе открыто отделение Посольства Респ. Беларусь в РФ. Делегаты из Белоруссии приняли участие в работе 2—3‑го Всемирных курултаев башкир.

Лит.: Титов В.С. Историко-этно­графическое районирование материальной культуры белорусов. XIX — начало XX в. Минск, 1983; Пушкарёва Т. Белорусы Башкортостана //Ватандаш. 2002. №10; Мурзабулатов М.В. Восточнославянские народы //Ватандаш. 2011. №7.

И.Т.Лясович, С.Н.Шитова
Дата публикации: 04.02.2020
Дата последнего обновления публикации: 21.02.2020