Для авторизации на текущем портале в Вашем профиле ЕСИА должно быть заполнено поле "Электронная почта"

Вход
Региональный интерактивный энциклопедический портал «Башкортостан»
Академия наук Республики Башкортостан ГАУН РБ Башкирская энциклопедия

Эстонцы

Просмотров: 683

ЭСТОНЦЫ (самоназвание ээстласед), народ, основное по численности население Эстонской Республики. По данным переписей нас., числ. Э. в 1989 в СССР составила 1026649 чел., в РСФСР – 46390, в Эст. ССР – 963281; в 2002 в РФ – 28113, в 2010 – 17875 человек. В БАССР в 1989 числ. Э. составила 447 чел., в РБ в 2002 – 301, в 2010 – 219 человек. В Башкортостане наиболее компактно проживают (по данным на 2010; чел.) в гг. Уфа (69), Стерлитамак (29), Давлекановском р‑не (32).

Историческая справка. Этнически восходят к финно‑угорским племенам Юж. Сибири, мигрировавшим в 3‑м тыс. до н.э. в Вост. Прибалтику. В процессе расселения племён происходила ассимиляция автохтонного нас., позднее – включение в их состав вост.‑финно‑угорских, балтских, германских и славянских элементов. К 1‑му тыс. н.э. сложились основные эстские племенные группы. До 19 в. Э. называли себя “маарахвас” (“народ земли”). Совр. самоназвание Э. “ээстласед”, от названия страны Эстония “Ээсти”. В рус. летописях Э. именуются чудью, позднее вплоть до 18 в. – чухонцами.

К 13 в. Эстония была поделена на 8 административно‑терр. единиц (мааконд, в переводе с эст. буквально — земля): на юге — Уганди и Сакала, на севере — Вирумаа, Ярвамаа, Харьюмаа и Рявала, Ляенемаа, на западе — о.Сааремаа. В нач. 13 в. началась экспансия Ливонского Ордена на юге и датчан на севере Эстонии. К 1227 терр. Эстонии была включена в земли Ливонского ордена, в 1238–1346 сев. часть Эстонии (Рявала, Харь­юмаа и Вирумаа) принадлежала Дании, вследствие чего Э. были обращены в католичество (см. Религия). С началом Реформации католической церкви в 20‑е гг. 16 в. в Европе распространилось лютеранство (направление в протестантизме). В период Ливонской войны (1558–83) терр. Эстонии была поделена между Речью Посполитой (юж. часть), Швецией (сев. часть) и Данией (о. Сааремаа); к сер. 17 в. Эстония отошла к Швеции. В ходе Северной войны (1700–21) включена в состав Рос. империи, где сев. часть Эстонии образовала Эстляндскую губ., юж.  стала частью Лифляндской губернии. В феврале 1918 провозглашена независимая Эст. Респ., в 1940 преобразована в Эст. ССР в составе СССР, 20 августа 1991 вновь переименована в Эст. Республику.

Ныне Эст. Респ. — гос‑во в сев.-зап. части Европы, в Прибалтике. Пл. — 45,2 тыс. км2. Столица — г.Таллин. Глава гос‑ва — Президент. Нас. — 1294236 чел. (2012): Э. (68,7%), русские (25,5%), украинцы (2%) и др. Официальный язык — эстонский.

История переселения на территорию Башкортостана. Первые эст. поселения на терр. Башкортостана появились в кон. 19 в. Миграции Э. в кон. 19 – нач. 20 вв. на Юж. Урал были обусловлены общими тенденциями переселенческого движения прибалтийских крестьян в вост. губернии Рос. империи, вызванного нехваткой земли, сокращением сельскохоз. угодий, усилением налогового гнёта, а также внутр. политикой гос‑ва.

В Уфим. губ. сложилось 2 компактных очага расселения эст. переселенцев: в Альшеевской волости Белебеевского уезда и Аскинской волости Бирского уезда. Отд. хутора и посёлки имелись в Стерлитамакском, Златоустовском и Уфим. уездах Уфим. губ., а также в Верхнеуральском уезде Оренб. губернии. В кон. 19 – нач. 20 вв. в Белебеевском уезде Э. были основаны поселения Крымский хутор, Линда, Эстонка, Сакала; в Бирском – Даго (Хийу); в Златоустовском – Абдрезяк; в Стерлитамакском – Банковка (Панга); в Верхнеуральском – Эстонский. В 1920‑е гг. в БАССР Э. проживали в поселениях Березов­ские, Калев, Койт, Крымский, Линда, Ново‑Сакалы‑Эстонский, Сакалы-Эстонский, Тигазино (все – Белебеевский кантон), Абдрезяк Эстонский (Месягутовский кантон); Банковка (Стерлитамакский кантон). Др. волна эст. переселенцев отмечена после присоединения Эстонии к СССР: в Сибирь и на Юж. Урал в 1941, 1944–49 и позднее депортировано более 40 тыс. Э. В 1940 в Уфу был депортирован президент Эст. Респ. К.Пятс (1938–40). В Уфе на доме, в к‑ром он жил, установлена мемориальная доска. В сер. 20 в. в БАССР эст. нпп являлись: п.Крымский, с.Сакалы‑Эстонский, д.Линда (все – Альшеевский р‑н); п.Койт, с.Сядэ (оба – Давлекановский р‑н); д.Банковка (Стерлибашевский р‑н). Из них ныне сохранились с.Крымский и д.Банковка, но Э. в них не проживают.

По данным переписей нас., числ. Э. в Уфим. губ. в 1897 составила 617 чел., в БАССР в 1926 — 1190, в 1939 — 1303, в 1959 — 762, в 1970 — 570, в 1979 — 514 человек.

Язык. Эст. язык относится к прибалтийско‑финской ветви финно-угорской группы уральской языковой семьи. Включает 3 диалекта: сев., северо‑эстонский, южно‑эстонский, к‑рые в свою очередь подразде­ляются на 8 поддиалектов и множество местных говоров. Распространён в Эстонии, РФ, Латвии, Литве, Украине и др. Наиболее близок к финскому языку. Письменность на основе латинской графики сложилась в 16 в., после чего стало функционировать 2 лит. языка: северо-эстонский и южно‑эстонский. В 19 в. произошёл переход на единый лит. язык, сформированный на базе средне-сев. диалекта. Первые источники на эст. языке относятся к 13 в.; в 1535 напечатана первая книга.

Совр. алфавит состоит из 32 букв. В РФ эст. языком владеет 15583, в т.ч. в РБ — 104 чел. (2010). Язык Э. РБ обнаруживает близость с юж. диалектами эст. языка, так как основное число переселенцев было из Лифляндской губернии.

Конфессиональная принадлежность. Большинство Э. Башкортостана являются приверженцами лютеранства, часть — православия (см. Религия). В нач. 20 в. на Юж. Урале среди эст. переселенцев было зафик­сировано 580 лютеран и 37 православ­ных. При крупных поселениях имелись молитвенные дома, к‑рые одновр. служили школами. Для исполнения воскресных богослужений и церковных треб (крещение, конфирмация, венчание и т.д.) приезжали пасторы из гг. Уфа и Самара. В Уфе лютеранская кирха по­строена в 1910, в числе её прихожан было 12 Э.

Антропологическая характеристика. По антропологическому типу Э. принадлежат к вост.‑балтийскому типу беломоро‑балтийской расы, зап.-балтийскому типу атланто‑балтийской расы и их смешанным типам большой европеоидной расы. Вост.‑балтийский тип характеризуется небольшим ростом, ср. размером головы и высоты лба, уплощённым широким лицом, вогнутой спинкой и приподнятым кончиком носа, короткоголовостью, светлой пигментацией волос и радужной оболочки глаз, ср. ростом третичного волосяного покрова. Зап.‑балтийский тип отличается высоким ростом, крупными размерами головы и лица, прямым носом, короткоголовостью, свет­лой пигментацией волос и радужной оболочки глаз, высоким ростом третичного волосяного покрова.

Традиционное хозяйство. Основой хозяйства Э. являлось пашенное земледелие. Из зерновых культур сеяли пшеницу, рожь, овёс, просо, гречиху, горох, ячмень, полбу; из технических — лён, коноплю; выращивали картофель, морковь, капусту, лук и др. Севооборот был четырёх‑ или пятипольный, с чередованием 3–4 посевов и пара. В Бирском уезде был распростра­нён трёхпольный севооборот, под клевер отводился отд. участок. Занимались также травосеянием, возделывали одно‑ или многолетние кормовые травы, в основном люцерну, клевер. Для вспашки земли использовали коловую соху с 2 жел. сошниками и длинными оглоблями, ко­сулю с жел. широким лемехом, от­валом и длинным резцом, жел. плуг (позднее 1‑ и 2‑корпусный) заводского производства. Сеяли обычно вручную, зажиточные хозяйства при­меняли разбросные и рядовые сеялки, для заделки семян — вязаную дер. борону с жел. зубьями, катки для прикатывания посевов. Уборку урожая производили серпом, косой-литовкой, дер. вилами и граблями, из усовершенствованных земледельческих орудий и машин Э. Белебеевского уезда использовали жатвенные машины и молотилки с конным приводом. Тягловой силой для пахотных и др. орудий труда служили рабочие лошади, реже использовали быков. Для обработки небольших отд. и приусадебных участков применяли ручные орудия труда (мотыги, жел. лопаты). Молотили дер. цепами, катками, очищали с помощью дер. лопат, решета и веялок, размол муки производили ручными жерновами, в больших объёмах — на водяных мельницах.

Животноводство и птицеводство в хозяйстве носили вспомогательный характер. Разводили лошадей, коров, овец, коз, свиней, кур, гусей и др. Занимались также пчеловод­ством, рыболовством, охотой, собирательством. Э. Бирского уезда земледельческую (зерно, семена клевера и др.) и животноводческую (мясную и молочную) продукцию сбывали на ярмарках.

Традиц. муж. занятиями являлись заготовка леса (в лесных районах), кузнечные, столярные и плотницкие работы (изготовление мебели, утвари, конского снаряжения и средств передвижения и др.), выделка кожи и меха и др. Основными жен. занятиями были обработка конопли, льна, шерсти, кожи, прядение, ткачество и др. Льняные и конопляные волокна обрабатывали с помощью больших ступ и двуручных пестов, мялок, гребней и др. Изготавливали одежду, предметы домашнего интерьера и обихода, использовавшиеся в основном для нужд собственного хозяйства и семьи, реже на продажу.

Хозяйства Э. Белебеевского и Бир­ского уездов были в основном зажиточными, кроме недавних переселенцев.

Традиционные поселения и жилища. Первоначально основными типами поселений Э. на Юж. Урале были деревни, хутора и выселки, к‑рые получили широкое распространение в кон. 19 в. Поселения размещались вдоль рек, ручьёв, оврагов, на склонах холмов. Рассеянное расположение домов в населённых пунктах стало постепенно упорядочиваться в уличную планировку.

По прибытии на новое место жительства Э.‑переселенцы первоначально устраивали себе землянки. После заготовки строительного материала начинали возводить жилые и хоз. постройки. Основным строительным материалом были хвойные (преимущественно в Бирском уезде) и лиственные (в Белебеевском уезде) деревья. Широко применялся также саман (чаще в степных районах). Для покрытия крыш использовали тёс, кору деревьев, доски, солому, реже — железо и др. Снаружи дома обмазывали глиной и белили. Традиц. эст. жилище — рига (рехетуба) — представляла собой 3‑камерную постройку прямоугольной формы с 2‑или 4‑скатной крышей. Различали 2 типа жилищ: срубный дом (майа) с примыкающими к нему с двух сторон подсобными помещениями  гумном (рехеалуие) и каморой (камбер); 2 сруба, соединённых сенями. В 20 в. в качестве основного типа жилищ у Э. Башкортостана утвердились дома‑пятистенки, к‑рые строили отдельно от гумна. Они состояли из нескольких комнат и кухни. Позднее часть такой по­стройки стали использовать для хранения хоз. инвентаря, в дальнейшем служила в качестве кладовки или чулана. Полы были дощатые, в саманных домах преобладали глинобитные и земляные. Традиц. интерьер жилища Э. включал печь, к‑рая располагалась у входа устьем к двери. По диагонали от неё находились “красный угол”, стол, возле стен размещались лавки, стулья, кровать, шкафы для посуды и одежды. Стены и потолки белили или красили масляной краской. Окна украшали резными наличниками.

Усадьба имела замкнутую, неразделённую планировку, включавшую комплекс жилых, хоз. строений и приусадебные угодья (сад, огород), к‑рые располагались по периметру. В передней части двора находились дом, надворные постройки, амбары и клети (айт), летняя кухня (кода) и др., в задней — конюшня и помещения для скота (лаут), баня (сан, саун), навесы, загоны. Усадьбу огораживали плетнём или пряслами.

Традиционная одежда. Муж. костюм состоял из туникообразной рубахи с прямым разрезом ворота (сярк), длинных или до колен штанов (пюксид), жилета (вест), куртки (ваммус) и войлочной шляпы (каап). Верх. муж. и жен. одеждой служил кафтан, зимой – шуба. Повседневной обувью являлись кожаные постолы (пастлад); по праздникам женщины носили туфли, мужчины – высокие сапоги. Были распространены вязаные цветные варежки (киндад), чулки (сукад), носки (сокид, капетад).

Традиц. жен. костюм состоял из рубахи туникообразного покроя (сярк, хаме), полосатой юбки (сеэлик, кёрт), тканого пояса, верх. короткой кофты в талию (кампсун) или безрукавки (лийстик). Для изготовления одежды использовали домотканые холщовые, суконные, шерстяные тканые, фабричные хлопчатобумажные ткани и др. Праздничную одежду шили из фабричных тканей или покупали готовую продукцию, повседневную – из домотканины, к‑рую красили покупными красителями.

Праздничная одежда украшалась коническими (сыльг) и плоскими (преэс) серебряными пряжками, цепочками с монетами и бусами. Отличался жен. костюм сету, к‑рый включал рубаху с длинным рукавом и косоклинный сарафан (рююд, сукман). Из головных уборов замужние женщины носили линик в виде полотенца, девушки — венки (ваник) на мягкой или на твёрдой (пярг) основе или ленту.

Традиц. костюм Э. Юж. Урала не сохранился. В кон. 19 – нач. 20 в. у них бытовала одежда городского типа, о чём свидетельствуют старинные фотографии из семейных архивов.

Традиционная кухня. Эст. кухня сохранила много этнич. черт. Основой питания были продукты земледелия и животноводства. Повседневной едой служили блюда из картофеля и мяса. Хлеб (лейб) выпекали из ржаной муки, к  праздникам — пшеничный хлеб (сепик). Готовили пироги с разнообразной начинкой, ватрушки с творогом, булочки. Варили мучные и крупяные (ячменные) каши, супы, похлёбки, овощи (репа, капуста). Из молочных продуктов употребляли цельное молоко, сметану, масло, творог, сыр, из мяса — свинину, говядину, баранину, мясо птицы и кролика (в отварном, жареном и копчёном виде), заготавливали впрок (солили, замораживали). Значительное место в рационе питания Э. занимало сало (солёное или копчёное). Мясо и сало коптили в чёрных банях, подвесив на жерди. Для этого баню топили несколько суток ольховыми поленьями, так как считалось, что ольховый дым придает копчёностям особый аромат. В качестве праздничного блюда служила кровяная колбаса. Для её приготовления очищенные кишки забитых животных заполняли кровью, кусочками мяса, сала, крупой и варили. У Э. были широко распространены рыбные блюда, например, из мелкой рыбы готовили шпроты и др. Традиц. напитками Э. являются кофе, квас (касли, таар), овсяный кисель, пиво (ылу). Из‑за отсутствия натурального кофе изготавливали самодельный, для этого накаляли в печи зёрна ячменя и жёлуди, к‑рые затем толкли в жел. ступке и добавляли цикорий.

Традиционное социальное устрой­ство и семейно‑брачные отношения. В семейно‑брачных отношениях Э. сохраняли традиц. черты: преобладала малая патрилинейная семья, где главой был отец или старший в семье мужчина. В наследовании имущества придерживались майората. Эст. переселенцы на Юж. Урале стремились по возможности сохранить свой традиц. быт и культуру. Отмечено, что до 1950‑х гг. Э. жили обособленно, нек‑рые женщины не знали рус. языка. Постепенно вследствие уменьшения числ. эст. населения, традиц. культура начинала терять этнич. своеобразие.

Традиционные обряды, обычаи и праздники. На календарную и семейную обрядность Э. оказывала влия­ние конфессиональная принад­лежность.

При крещении приготовленную воду перекрещивали большим крестом, затем в неё окунали ребёнка. Мальчикам назначалось два крёстных отца и одна крёстная мать, девочкам – две крёстные и один крёстный. После обряда накрывали праздничный стол.

Из свадебного обряда сохранились отд. элементы (сватовство, остановка свадебного поезда, поиски невесты женихом, снятие с невесты венка и др.).

Умерших хоронили по лютеранской традиции в гробах на деревенских кладбищах. В изголовье ставили дубовые кресты с одной перекладиной. Поминки устраивали раз в год, позднее под влиянием православия стали поминать на 9‑й и 40‑й дни и годовщину.

Из календарных праздников наи­более значимыми считались Рождест­во, Пасха, Троица. Как нац. праздник 24 июня (в нек‑рых местах 7 июля) отмечался Иванов день (Яаниапяэв). Вечером накануне праздника все жители деревни собирались на горе, жгли костры, пели песни. Молодёжь всю ночь пела, водила хороводы, прыгала через костёр, играла на нар. музыкальных инструментах (каннель, свирель, волынка, скрипка и др.). Изредка устраивались хождения ряженых (обычно детей) на Мартынов (10 ноября) и Катеринин (25 ноября) дни.

К настоящему времени в связи с исчезновением эст. поселений и крайней дисперсностью их расселения этнич. традиции Э. Юж. Урала частично утрачены.

Образование. Первые эст. школы появились в поселениях переселенцев в кон. 19 — нач. 20 вв. На терр. Башкортостана в 1918 действовали школы в нпп Банковка, Крымский, Линда, Сакалы‑Эстонский. В них детей обучали чтению и письму на эст. языке, арифметике, Закону Божьему (в 1921 отменён). В 1938—39 учебном году действовало 3 начальные школы: Сядевская эст. школа в Давлекановском р‑не (2 учителя, 48 учеников; занятия велись на эст. языке), Банковская эст.‑латышская школа в Стерлибашевском р‑не (1 учитель, 26 учеников; на эст. и латышском языках) и Сакалы‑Эст. школа в Альшеевском р‑не (32 ученика; на эст. и рус. языках). В кон. 30‑х гг. обучение во всех эст. школах осуществлялось на рус. языке.

Современное развитие народа на территории РБ. В кон. 19 — нач. 20 вв. Э. представляли собой значительную диаспору в Уфим. губ., существовало несколько эст. объединений. В 1918 с образованием независимой Эст. Респ. Э., проживающим на терр. Юж. Урала, было представлено право на получение эст. гражданства и переселение в Эстонию. В 1920 в целях информирования и оказания помощи Э., возвращающимся на родину, был образован Уфим. эст. комитет. Материалы сельскохоз. переписи 1917 и данные переписей нас. 1920 и 1926 указывают на незначительный отток эст. нас. из Уфим. и Оренб. губерний. В 1920—21 действовал Эст. подотдел при Отделе по делам национальностей Уфим. губ. исполнительного комитета, в 1920—22 — Эст. секция Уфим. губ. комитета Рос. Коммунистической партии (большевиков), созданные для агитационно‑пропа­гандис­тской работы и поднятия культ. уровня эст. населения. Работники отдела и секции проводили митинги, открывали школы, клубы, избы‑читальни, снабжали Э. лит‑рой на родном языке, переводили на эст. язык и распространяли постановления советского правительства. В 1921 по инициативе эст. подотдела и секции была проведена беспартийная конференция, на к‑рой обсуждались вопросы, связанные с жизнью Э. в Уфим. губ., в т.ч. о деятельности подотдела, школьном образовании и др. В последующие годы наблюдается сокращение эст. нас. на Юж. Урале, связанное с возвращением Э. на родину и переселением в др. регионы.

Сохранению и развитию нац. культур финно‑угорских народов РБ способствует деятельность Ассоциации финно‑угорских народов РБ, образованной в 1993. Ассоциация провела семинар “История и культура финно-угорских народов” (Уфа, 1996), участвовала в студенческих днях Тартуского ун‑та (Эстония, 1997); содействует обучению студентов из РБ в вузах Эстонии (с 1993) и др.

Связи РБ и Эстонии осуществляются в рамках отношений между РФ и Эст. Республикой. Подписано Соглашение о культ. сотрудничестве между г.Салават, Салаватским р‑ном РБ и г.Палдиски Эстонии (1997). В 1997, 2000, 2004, 2010 состоялись официальные визиты в Эстонию правительственных делегаций и представителей деловых кругов РБ; в 1997, 2004 Башкортостан посетили делегации из г.Палдиски. В 2004 в г.Таллин прошло совместное выступление солиста Нац. оперы “Эстония” В.Валдмаа и Гос. академ. хоровой капеллы РБ. В 2003, 2008, 2009 в Эстонии проводились сабантуи (все — г.Палдиски).

Лит.: Смирнов Н.Ф. Хозяйство немецких и эстонских хуторов в Белебеевском и Бирском уездах Уфимской губернии. Уфа, 1908; Маамяги В.А. Эстонцы в СССР. 1917–1940 гг. М., 1990; Садиков Р.Р. Эстонцы Башкортостана: обзор архивных источников //Археография Южного Урала. Материалы IV Межрегиональной научно‑практ. конференции. Уфа, 2004; его же. Эстонцы на Южном Урале: историко-этнографические очерки. Уфа, 2012.

Р.Р.Садиков
Дата публикации: 04.02.2020
Дата последнего обновления публикации: 21.02.2020