Для авторизации на текущем портале в Вашем профиле ЕСИА должно быть заполнено поле "Электронная почта"

Вход
Региональный интерактивный энциклопедический портал «Башкортостан»
Академия наук Республики Башкортостан ГАУН РБ Башкирская энциклопедия

ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО

Просмотров: 5045

ДЕКОРАТИВНО‑ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО, область декоративного искусства: создание и художественная обработка изделий практического, бытового, ритуально‑обрядового назначения (утварь, мебель, ткани, одежда, орудия труда). Отрасли Д.‑п.и. классифицируются по материалу (дерево, керамика, металл, текстиль и др.) или по технике (вышивка, резьба, роспись, литьё, чеканка и т.д.). Произведения Д.‑п.и. неотделимы как от художественной, духовной, так и материальной культуры народа, тесно связаны с его бытовым укладом, национальными обычаями и фольклорными традициями, с природой края. В Д.‑п.и. различают традиционное народное творчество (домашние художественные ремёсла и промыслы) и профессиональное искусство. У башкир традиционное искусство, домашние ремёсла составляли основную и единственную форму художественного творчества народа вплоть до 20 в.

Народное Д.‑п.и. у башкир формировалось на протяжении многовековой истории в традициях кочевой культуры тюркских народов, в условиях которой вырабатывался привычный и необходимый круг бытовых предметов: утварь, одежда, обувь, убранство коня и снаряжение всадника, предметы религиозно‑культового назначения и т.п. Особенности натурального хозяйства, кочевого скотоводства и земледелия определили характер традиционных занятий и виды Д.‑п.и. башкир (см. Аппликация, Вязание, Ковроделие, Кошмоделие, Плетение, Сукноделие, Ткачество), а также приёмы художественной обработки природных материалов, например, дерева, металла, и особенно продуктов кочевого хозяйства: шерсти, кожи, конского волоса и др., из которых изготовляли различные изделия. Эти предметы нередко являются уникальными образцами того или иного вида Д.‑п.и., даже не имея орнаментального оформления, вещи были выразительны своими формами, фактурой поверхностей, выявляющей природную красоту материала. На них было принято ставить семейно‑родовой знак (тамга) – один из самых древних и содержательных источников зарождения и развития башк. орнамента. Со временем его отвлечённость от живой материальности мира (вплоть до превращения в язык абстрактно‑геометрических форм, ставших знаками, символами, смысл которых во многом утрачен) усиливается, что было связано с влиянием ислама, запрещавшего изображать живые существа. Орнаментально‑декоративное мышление башкир до начала 20 в. оставалось единственным способом художественного осмысления мира и проявилось в стремлении гармонично организовать, упорядочить пластическими, ритмическими, цветовыми средствами орнамента поверхность и форму предметов быта, в которых чётко обозначены центр и периферия, верх и низ – опорные точки орнаментальной композиции. Идеальной моделью упорядоченности, согласованности мира явилось жилище, прежде всего его внутреннее пространство в традиционном убранстве (см. Юрта, Интерьер традиционный). Сборную конструкцию юрты, домашнюю утварь, посуду, мебель мастерили из дерева, бересты (см. Берестяная утварь, Деревянная утварь). Из мебели в кочевом жилище характерными предметами являлись сундук (һандыҡ) и специальная подставка под него (урын аяҡ), которые украшались несложной геометрической резьбой, раскрашивались колером (обычно в 2–3 цвета), из посуды – разные по размеру кадочки, предназначенные для приготовления и хранения продуктов (тәпән, батман, силәк, күнәк, көбө), простые и однотипные по форме, устойчивые, с гладко обработанными поверхностями, без орнамента или с простейшей резьбой по краю сосуда (например, в виде ёлочки). Основными требованиями при создании изделий были их удобство и необходимость в быту, традиционность форм, выявление красивой текстуры дерева. Образцами ювелирно тонкой работы являются выполнявшиеся из единого куска дерева цепи (длиной до 1,5 м), завершающиеся тотемным знаком башкир в виде кольца с вырезанной в нём фигуркой животного (см. Тотемизм). Подобная цепь иногда составляла единое целое с ковшом (ижау), своей формой напоминающим водоплавающих птиц, что представляется редким примером изобразительности в традиционном Д.‑п.и. Резьба часто украшала и др. деревянные предметы, в т.ч. прялки, хомуты, дуги, сёдла; со 2‑й половины 19 в. под воздействием традиций тат. и рус. Д.‑п.и. она широко применялась в оформлении деревянного жилища (наличники, ворота и др.).

Башкиры, опытные мастера по выделке кожи (см. Кожевенное дело, Шорное дело, Кожаная утварь), из неё шили обувь с войлочным или суконным голенищем, изготавливали сосуды для айрана, молока и кумыса (турһыҡ). Художественным достоинством отличались предметы воинского и охотничьего снаряжения (см. Конское снаряжение): кожаные с тиснёным узором изделия дополнялись украшениями – металлическими накладками с серебрением, реже золочением; чеканными, чернёными узорами с доминирующим в них мотивом трилистника. Сочетание тиснёной кожи с металлом, их традиционная орнаментальная обработка создавали особый художественный эффект, который усиливал суровый образ предмета кочевой культуры. Изделия из металла (в основном бытовые предметы из меди) служили одновременно и украшением дома. Изделиями из серебра богато оформляли женский костюм (см. Украшения традиционные, Костюм башкирский). Одежда и предметы домашнего убранства ткались на ручном станке. Широкое распространение получило узорное ткачество, где выделялись 2 наиболее характерные группы предметов: выполненные в закладной и выборной техниках из шерстяных ниток тонкого прядения (шаршау, скатерти, ритуально‑обрядовые полотенца, женские фартуки) и предметы безворсового ковроткачества (паласы, половики, коврики для табуретов, скамеек, сундуков). Уникальным видом ткачества являются тканые шали. Предметы из войлока, домотканого и фабричного сукна, реже хлопчатобумажных тканей украшались аппликацией. Веками складывались традиции художественного осмысления текстильных форм, под влиянием которых выработалось многообразие приёмов исполнения вышивки.

В конце 19 в. в традиционной художественной культуре башкир происходят заметные изменения, продиктованные переходом к оседлой жизни, перестройкой хозяйственно‑экономического уклада этноса под воздействием нарождающихся капиталистических отношений. В новых экономических условиях не все изделия домашних ремёсел выдерживают конкуренцию с фабричными. Заметно сокращается изготовление войлока, утрачиваются искусство тиснения по коже, аппликации, строчевышивки, традиции художественной обработки металла. После революции 1917 утрачивается самобытность национальной культуры, способ художественного мышления народа подвергается нивелированию как не отвечающий духу нового времени. Нормативными мерами стала внедряться унифицированная общесоветская художественная культура. С 30‑х гг. вырабатывается эклектичная псевдонациональная культура, лишь внешне схожая с традиционной народной. С конца 50‑х гг. в жизни колхозного села возобновляются национальные праздники сабантуй, каргатуй и др., что способствует возрождению в деревенской среде некоторых ремёсел: войлоковаляния, пуховязания, безворсового ковроткачества, тамбурной вышивки, узорного ткачества, изготовления простой крестьянской мебели, деревенской утвари. В 1950–60‑е гг. был опубликован ряд правительственных документов, призванных поддерживать и развивать традиционные ремёсла и творчество народных мастеров. На этой основе стали создаваться предприятия художественных промыслов фабричного типа. В 1963 открыто ПО Агидель. В начале 80‑х гг. создаётся предприятие художественных промыслов “Дружба”. В районах республики были организованы художетвенные артели, где трудились мастера по вышивке, вязанию, плетению, росписи по дереву и др. С начала 90‑х гг. при церквах и мечетях стали создаваться художественные мастерские, занимающиеся изготовлением различных религиозно‑обрядовых и ритуальных предметов. Во многих леспромхозах освоили выпуск изделий из бересты, дерева, лозы (бурзянские туески, карламанские и благовещенские изделия из лозы).

Профессиональное Д.‑п.и. в Башкортостане возникло позже, чем живопись и графика. В середине 50‑х гг. 20 в. появляются произведения из фарфора (см. Фарфор художественный), в 60‑е гг. – из керамики (см. Керамика художественная), исполненные Т.П.Нечаевой (“Танец с платком”, 1955; фарфор). Своеобразием отличаются произведения Ф.У.Усмановой (сервиз “Восточный”, 1972; фарфор) и М.К.Якубова (светильник “Шурале”, до 1972; шамот). В профессиональном Д.‑п.и. утилитарное назначение изделия заметно снижается, основной его функцией становится эстетическая; образная структура произведений диктуется преимущественно авторской концепцией художника. Стремление к эксперименту, тематическому и жанровому разнообразию прослеживается в творчестве В.Г.Кузнецовой (декоративная скульптура “Вила‑царица”; фаянс), Л.Н.Галеевой (декоративная скульптура “Правитель”; шамот; обе – 1990), М.Н.Гульченко (панно “Ночь”; шамот, фарфор), Ф.Б.Камаловой (декоративная скульптура “Девочка с флейтой”; шамот), М.Б.Нелюбиной (сервиз “Волшебная зима”; фарфор, бисквит; все – 1994), Л.А.Госачинской (ваза “Цветы Жар‑птицы”; шамот), Н.В.Карповой (декоративная скульптура “Голубая инфанта”; фаянс), Р.А.Салимгареева (блюда “Изречения из Корана”, триптих; шамот), И.В.Таран (декоративные объёмы “Танец”; шамот; все – 1995), М.Ф.Тарана (декоративная чаша “Жрица”; шамот), В.К.Николаева (декоративный объём “Языческая ваза”; шамот; оба – 1996) и др. Самобытное искусство художников раскрывается в т.н. авторских мифологемах: творчески переосмысливая и интерпретируя первоисточник (литературу, памятник искусства, конкретную ситуацию, событийный или фигуративный мотив и т.п.), они выходят за его узко‑ограниченные смысловые рамки, выявляя общечеловеческий контекст. Эта тенденция в дальнейшем проявляется в творчестве отдельных авторов, работающих в др. видах профессионального Д.‑п.и.

В современном искусстве резьбы по дереву (см. Дерево художественное) прослеживаются 2 направления: возрождение древних национальных приёмов и творческое переосмысление традиции в сочетании с авторским экспериментированием. Ярким свидетельством жизнестойкости национальной традиции является творчество И.М.Ямалетдинова (ижау “Бурзян”, 1980); интерпретационный характер свойственен ижау М.Р.Халилова (“Ижау”, 1995) и М.Х.Давлетьярова (“Цветок курая”, 2001). Традиционные приёмы резьбы рус. мастеров возрождает А.И.Шиканов (блюдо “Подсолнух”, 1989), характерные формы рус. берестяных изделий и традиционные приёмы их декорирования – Ю.П.Дорофеев (туес “Медовый”, 1993). Концептуальное направление в современном искусстве резьбы по дереву представляют произведения А.Н.Журкина (декоративная скульптура “Лодочка”, 1996), Р.М.Фаткуллина (декоративный рельеф “Стихи”, 1998), Н.Г.Байбурина (декоративная скульптура “Адам и Ева”, 1999), П.Г.Пермякова (декоративный полуобъём “Герой романа”, 2002), Р.З.Гарифуллина (интерьерные объекты “Без названия – I” и “Без названия – II”; оба – 2003) и др., которые имеют главным образом экспозиционно‑выставочное и интерьерное назначение.

Традиция и эксперимент взаимодействуют в искусстве металла художественного. Интерес к металлу возник в 60–70‑е гг. – в период расцвета искусства чеканки – и связан с творчеством М.К.Якубова (панно “К солнцу”, совместно с Б.Д.Фузеевым, 1967–69; ДК Моторостроитель), Ю.С.Грушевского (панно “На медведя”), Г.Г.Пронина (панно “Искусство”; оба – 1969, Дворец молодёжи) и др. Впоследствии чеканка как самостоятельный вид Д.‑п.и. находит развитие в произведениях В.С.Билалова (панно “Мешкобой”, 1981). Традиционное искусство изготовления боевого и охотничьего оружия и снаряжения с применением художественной обработки металла, дерева и кожи возрождается в творчестве З.Г.Гаянова (комплект боевого снаряжения, 1997), традиционно использовавшаяся в кузнечном деле башкир техника ручной ковки – в творчестве И.М.Бадретдинова. Предметы интерьера и экстерьера создают в этой технике Р.Р.Сибаев (люстра, 2002) и И.П.Юдинцев (каминные приборы, 2001).

Ювелирное искусство развивается вне национальной традиции. Одним из наиболее известных его представителей в Башкортостане является Э.А.Джанинян (гарнитур “Невеста”, 1997). Неотрывная от ювелирного искусства художественная обработка камня представлена творчеством Р.Н.Фазлеевой (декоративный объём “Жук”, 2007; серпентин).

С именем Л.М.Стратоновой (декоративное панно “Уральские травы”, диптих, 1995) связано развитие искусства кожи художественной как самостоятельного вида современного профессионального Д.‑п.и.

Становление искусства лаковой миниатюры (см. Лаки художественные) связано с организацией ПО “Агидель” и Уфимского филиала Московского художественно‑промышленного училища имени М.И.Калинина. Этот нетрадиционный для народного творчества башкир вид Д.‑п.и. представлен миниатюрами художников Н.А.Бурзянцевой (ларец “Аленький цветочек”, 1991), Л.Г.Вавиловой‑Гордеевой (шкатулка “Вечерний звон”, 1997), Р.Ф.Аминевой (шкатулка “Драконы”, 2001), А.Ш.Кудаярова (ларец “Родник”, 2002). Их творчество в основном определяется традициями палехской, мстёрской, федоскинской росписи и отчасти стилистикой восточной миниатюры при явно выраженных авторских приоритетах.

Разнообразие источников определяет и виды текстиля художественного: батик, вышивка, гобелен, лоскутное шитьё, макраме, текстильная миниатюра и текстильная пластика. Универсализмом отличается творчество Л.И.Хабибрахмановой (панно “Начало нового дня”, 1982, гобелен; декоративный шарф “Обновление”, 2002, холодный батик; декоративная композиция “Архитектурные мотивы”, 1995, макраме). Текстильная миниатюра развивается в творчестве Л.М.Стратоновой (панно “Игрушка”, триптих, 1996), Г.И.Исмагиловой (панно “Дом”, 2001); гобелен нетканый – К.М.Мурадова (панно “Фиолетовый букет”, 2002) и Г.Т.Мухамедьяровой (панно “Степь”, 2003). Возникновение интереса к батику, который на современном этапе приобретает в профессиональном Д.‑п.и. массовый характер, связан с творчеством В.В.Валиуллина (композиция “Космос”, 1990; холодный батик); самостоятельностью образно‑пластических решений отмечено творчество Г.З.Гареевой (панно “Башкирский орнамент”, триптих, 1997), О.Ю.Зозули (панно “Зимняя сказка в старой Уфе”, 2003), О.А.Мартьяновой (панно “Древо жизни”, триптих, 2004; все – холодный батик), О.П.Каревой (панно “Ирисы и стрекозы”, 2002; горячий батик). Первые произведения в технике текстильной пластики (рельеф и аппликация) и лоскутного шитья были созданы В.М.Шибаевой (декоративное панно “Языческое солнце”, триптих, 1992). Её последователями стали Ж.Ф.Грибова (панно “Миражи”, 2002), С.Ю.Маркова (панно “Маки”, 2006; оба – лоскутное шитьё), З.П.Очилова (панно “Раковина”, 2002), Л.Х.Безрукова (панно “Истоки”, 2007; оба – аппликативный рельеф), И.Э.Абзалова (панно “Сарматское золото”), Н.Ю.Бабина (панно “Степные травы”, диптих; оба – 2007, аппликация), О.Ю.Суткевич (панно “Чистые пруды”, 2003), А.А.Нугуманова (панно “Райское яблочко”, 2007; оба – квилт).

С конца 20 в. растёт интерес художников к вышивке и войлоку. История мировой культуры, сюжеты мифов, легенд и сказок, а также пейзажные, архитектурные, растительно-орнаментальные мотивы нашли воплощение в вышивках С.С.Стремоуховой (панно “Страсти по Осирису”, диптих, 2002), Л.М.Стратоновой (декоративное панно “Талисман”, серия, 1999—2002), работающих в технике ручной вышивки; хрестоматийные образцы башк., тат. и рус. народной вышивки воссоздают М.А.Нигаметзянова (декоративное полотенце “Сабантуй”, 2001) и Р.Р.Юлдашбаева (намазлык “Ураза‑байрам”, 2001; оба – машинная вышивка).

С 90‑х гг. к войлоку художественному обращается А.Ф.Галин, добивающийся выразительного сочетания фактур войлока и др. традиционных материалов (панно “Кипчачка”, серия “Дешт‑и‑Кипчак”, 1997). Его последователи Г.Т.Мухамедьярова (панно “Сорнай”, 2004) и О.В.Литвиненко (панно “Возрождение”, 2005) дополнили технику традиционного войлочного валяния элементами нетканого гобелена, А.А.Байрамгулова (панно “Союз Солнца и Луны”, серия “Солнечные олени”, 2003) – приёмом коллажного сопоставления различных материалов, имитирующим нарядность традиционного казахского войлока. Также растёт интерес и к художественной обработке меха. Лидером в данной области становится Р.Р.Юлдашбаева (декоративное покрывало “Кускар”, 2007).

Особые разделы в профессиональном Д.‑п.и. Башкортостана – кукла художественная, конструирование и моделирование одежды художественное, ассамбляж и инсталляция. Творческие поиски художников‑конструкторов куклы основываются на рус. традиции, в которой особое внимание уделялось выявлению в общем “облике” куклы доминирующей роли её наряда: В.Г.Кузнецова (“Машенька”, 1990), З.А.Сахно (“Инесса‑клоунесса”, 1992), Т.А.Фомина (“Нарядная девушка с вёдрами”), О.Ю.Вебер (“Кукла‑манекен в традиционном праздничном женском костюме Михайловского уезда Пензенской губернии 2‑й половины 19 в.”; обе – 1996), О.А.Самосюк (“Арлекин”, 1998), С.Ю.Маркова (композиция “Снежная королева”, 1999), Л.М.Стратонова (“Миннилиза”), М.Е.Толстова‑Марышева (“Московская красавица”; обе – 2001) и др., а также специализирующиеся на создании театральной куклы Н.Г.Байбурин (“Хужабика”) и А.С.Волков (“Ходжа Насретдин”; обе – 1998).

Художественное конструирование и моделирование одежды характеризуется ориентацией художников на творческое претворение той или иной народной традиции: в основе образно‑пластического решения коллекций женского костюма Э.Б.Ефимовской (“Дни творения”, 1995) и М.Е.Толстовой‑Марышевой (“Душа русская”, 1998) лежит заимствованный из народного костюма принцип многослойности; А.Д.Кирдякин (коллекция женского костюма “Кожаный коралл”, 1997), работающий с различными натуральными материалами, в т.ч. кожей, широко применявшейся в башк. Д.‑п.и., и О.В.Лыкасов (коллекция “Витражи”, 1994), претворяющий традиции рус. народного костюма в элементах кроя и декора, часто используют техники аппликации и лоскутного шитья.

На стыке Д.‑п.и., живописи и скульптуры развиваются ассамбляж и инсталляция. Создавая методом коллажа или монтажа (часто в сочетании с др. художественными приёмами и техниками) образы‑символы, авторы наделяют их “новой сущностью”, которая возникает из неожиданного сочетания разнородных предметов: ассамбляж Р.Х.Гаитова “Пластический образ” (1997), инсталляции Н.Г.Байбурина “Девушка, читающая письмо” (2000), Е.А.Винокурова “Ямская слобода. Памяти деда Николая Васильевича Первушина” (2002), ширмы‑инсталляции Р.Я.Миннебаева из серии “Этнографика” (2007). В инсталляциях А.Ф.Галина (“Векторы степей”, серия “Дешт‑и‑Кипчак”, 1997) авторские художественные формы, созданные традиционными для Д.‑п.и. приёмами (например, войлочное валяние), дополнены различными предметами.

В современном профессиональном Д.‑п.и. развиваются также виды, нетрадиционные для башк. народного Д.‑п.и. Резьбой по кости занимается Г.Н.Березин (декоративная скульптура “После удачной охоты на моржа”, 2000), с авторской массой работает С.А.Лебедев (двустороннее панно “Зимние забавы”, 1997—2001), в технике “фьюзинг” совместные произведения создают Г.Л.Новиков и А.А.Петриков (панно “Обледенела”, “Колесо”; оба – 2007).

Современное состояние Д.‑п.и., многообразие его видов и жанров отразили 1‑я (1997), 2‑я (2002) и 3‑я (2008) республиканские выставки профессионального Д.‑п.и. Башкортостана, которые показали, что в искусстве профессиональных художников прослеживается направленность как на сохранение национальных традиций, так и на творческое их переосмысление и освоение новых техник. Возрождение, пропаганда и развитие народных ремёсел и традиционных видов башк. Д.‑п.и. – одно из основных направлений деятельности Центра народного творчества. Произведения Д.‑п.и. экспонируются в галереях художественных, Национальном музее , Художественном музее им. М.В.Нестерова и др. музеях РБ.

Лит.: Я н б у х т и н а А.Г. Народные традиции в убранстве башкирского дома. Уфа, 1993; е ё ж е. Декоративное искусство Башкортостана. ХХ век: от тамги до авангарда. Уфа, 2006; Профессиональное декоративно‑прикладное искусство Башкортостана: кат. 1–3 респ. выст. Уфа, 1997–2008.

С.В.Игнатенко, А.Г.Янбухтина
Дата публикации: 10.10.2019
Дата последнего обновления публикации: 06.03.2023